Cтатьи

Арнор Сигурдссон | Я верю, что всё получится, если ты знаешь, к чему идешь

Этим летом Арнор Сигурдссон стал самым дорогим трансфером ЦСКА с 2014 года. Армейцы заплатили за исландского таланта из «Норрчепинга» 4 миллиона евро в последний день трансферного окна. В октябре тинейджер стал играть в основе, полностью оправдывая доверие Гончаренко: забил «Роме» и «Зениту», получил вызов в основную сборную Исландии, заработал пенальти в Ростове.

— ЦСКА во второй раз за сезон не смог обыграть «Ростов». Каким был план Гончаренко в воскресенье?
— Выигрывать каждый подбор и ловить шансы во второй волне атаки. Мы знали, что «Ростов» — крайне оборонительная команда. С ними нужно проявить терпение и не упустить возможность, когда она представится — много их с «Ростовом» не бывает. У нас шансы победить возникали, но не в этот раз.

— Гончаренко после матча с «Реалом» говорил, что боится спада в игре. Он оказался прав?
— Не каждому удается победить «Реал», лучшую команду мира — это большое достижение. Но когда взбираешься так высоко, потом очень легко упасть. С нами так и случилось. Но не думайте, что мы, недооценили ту же «Викторию». Нам по силам было взять шесть очков в матчах с ней. В Москве мы играли нестабильно, а соперник воспользовался нашими худшими моментами в игре. Мы обязаны были побеждать, так что результат невероятно расстроил. Таких перепадов не должно случаться, если мы хотим играть на высоком уровне.

— Молодость нового ЦСКА — оправдание?
— Оправданием не может быть ничего. Мы можем играть лучше и, повторюсь, должны были побеждать. Теперь нам не остается ничего, кроме как усерднее работать и продолжать борьбу. Об этом нам говорил и главный тренер после поражения. Но да, команда у ЦСКА все еще молодая. С начала сезона прошло не так много времени, чтобы сыграться. Если в составе 11 футболистов, которые никогда не играли друг с другом, они не начнут по щелчку показывать отличный футбол. Но с каждым матчем мы становимся сильнее. Наслаждаемся игрой и знаем, что можем добиться поставленных целей.

— Что это за цели?
— Максимальные. Уверен: чемпионство для нас достижимо. Это показала победа над «Зенитом», лидером сезона. ЦСКА в состоянии показывать такой же класс в каждом туре. Лига Европы тоже еще не потеряна. ЦСКА высоко забрался там в прошлом сезоне. Да, чтобы пробиться туда, нужно побеждать «Реал», но почему бы не сделать это? Нужно показать в Мадриде такую же классную игру, как в Москве.

— Ваш агент Бьярки Гуннлаугссон называл вашу историю уникальной: «Два года назад он жил в семитысячном Акранесе, а теперь обыгрывает «Реал» в Лиге чемпионов». У вас есть объяснение, как так вышло?
— Я верю, что все получится, если ты знаешь, к чему идешь. Выступая за «Акранес», я точно понимал, что стану профессиональным футболистом. Так и произошло, когда я попал в Швецию. В «Норрчепинге» я пахал на тренировках, чтобы подняться на следующую ступеньку. Это ЦСКА, где я должен работать еще больше, чем в прошлом.

— Когда впервые услышали о предложении ЦСКА?
— В мае, от родителей. «Звонили насчет тебя». — «Наверное, какой-то клуб из Швеции?» — «Нет, Арнор, ЦСКА». — «О, вау! Это большой клуб». Непередаваемое чувство, правда. До первого предложения дело дошло, кажется, только в июле. Дальше ЦСКА называл одну цену, «Норрчепинг» — другую. Все затянулось, и клубы заключили сделку только в последний день трансферного окна.

— Агент считал, что вам лучше еще на год-два задержаться в Скандинавии.
— Так думали многие. Еще когда я переходил в «Норрчепинг», многие говорили: «Арнор слишком неопытен, у него ничего не получится». Но я быстро освоился и уверенно провел там полтора сезона. Приглашение из ЦСКА очень меня воодушевило. Я был в курсе, что здесь доверяют молодежи, что это большой, именитый клуб — и в России, и в Европе. Наконец, ЦСКА играет в Лиге чемпионов. Я был готов к этому вызову.

— В ЦСКА вы доигрались до вызова в сборную.
— Эрик Хамрен позвонил мне сразу после игры с «Ромой», поздравил с голом, похвалил: «Ты классно играешь последнее время. Приезжай». Я с детства мечтал играть за сборную — а тут еще и вышел с первых минут, и с Бельгией, и с Катаром. Я в целом доволен, но жаль, что мы не победили. Сборная сейчас меняется, Хамрен пришел только недавно. Да и Бельгия со Швейцарией крайне сильны. Ничего, впереди квалификация на Евро. В сборной я часто пересекаюсь с исландцами из «Ростова». В Брюссель из Москвы я летел вместе с Ингасоном. Рагнар Сигурдссон тогда лечил травму, и мы встретились только в Ростове.

— Все ваши родные помешаны на футболе?
— Думаю, у меня лучшая семья в мире. И папа, и мама раньше были футболистами: он играл в юношеских сборных, она — в женской национальной команде Исландии. Оба, кстати, становились чемпионами страны в «Акранесе». До сих пор после каждого матча созваниваюсь с ними, обсуждаю свою игру, слушаю советы. Помню свою первую тренировку. Мне четыре года, тренер — моя мама, в команде — куча ребят постарше (я вообще всю жизнь играю со старшими). Я все время хотел взять мяч и забил свой первый гол. Теперь мой отец — директор «Акранеса», а мама управляет школой при нем. А дебютировал в «Акранесе» я, когда за него играл брат моей мамы Йон Вильгельм Акасон. Для меня дядя — идол, всегда равнялся на него.

— В Исландии у вас была работа кроме футбола?
— В 14 лет я тренировал детей в Акранесе. Совсем маленьких, шести-семи лет. Но, честно, это приносило больше удовольствия, чем денег. Хотя зарплата была. Если в рублях — около 25 тысяч.

— Девушка Хердура Магнуссона, кажется, тоже родом из Акранеса.
— Раньше мы жили с ней на одной улице. Мой дедушка и ее отец — хорошие друзья. Помню, как Магнуссон начал встречаться с Моедур, а она уехала к нему в Италию, когда Хердура позвал «Ювентус». Моя девушка тоже из Акранеса и живет сейчас со мной в Москве. Раньше занималась гимнастикой, даже входила в сборную, но сейчас просто заканчивает школу в Исландии. Дистанционно, как и я. До начала декабря я взял небольшой перерыв в учебе. Но думать о чем-то кроме футбола полезно. Я прохожу обучение на английском языке, предмет — что-то вроде связей с общественностью.

— У каждого исландца есть любимая команда в АПЛ. Какая у вас?
— «Арсенал». Честно говоря, лет до 7 я был настоящим глором. Если чемпионом был «Юнайтед», переживал за них. Но мои дедушка и дядя — жесткие фанаты «Арсенала». Я смотрел на них и тоже стал поддерживать эту команду. При этом мой отец болеет за «Тоттенхэм», мама — за «Ливерпуль», брат — за «МЮ». Представьте, когда мы все дома смотрим матчи премьер-лиги. Иногда доходит до драк, ха-ха!

— Аршавин вас радовал?
— Четыре гола на «Энфилде» — самое яркое впечатления от его игры в «Арсенале». Я был ребенком и смотрел тот матч с «Ливерпулем» по телевизору. Незабываемо! Моим кумиром был Фабрегас. Я тоже тогда играл центрального полузащитника, как и Сеск. Теперь он ушел в «Челси», так что я исключил его из списка любимчиков. Кроме Фабрегаса я всегда следил за Месси и Модричем. А из исландцев примером для меня был Гилфи Сигурдссон. Он и Эйдур Гудьонссен — лучшие футболисты в истории нашей страны.

— Играть за «Арсенал» — детская мечта?
— Конечно. Играть на самом высоком уровне с лучшими командами мира — моя мечта и до сих пор. Но я бы сказал, что ЦСКА входит в число лучших, постоянно играет в Лиге чемпионов. Так что сегодня я не думаю ни о какой другой команде.

— Как отреагировали на отставку Арсена Венгера?
— Я один из тех, кто хотел перемен — и рад, что они пошли клубу на пользу. Стиль Эмери мне нравится. Но Венгер навсегда останется для меня Боссом. В Лондоне он построил невероятную карьеру, очень много сделал для клуба. Арсен ведь стал главным тренером «Арсенала» за три года до того, как я родился!

— Смотрели матчи ЦСКА и «Арсенала» в прошлой Лиге Европы?
— Конечно, оба. ЦСКА классно играл дома, в Москве. И, конечно, я запомнил штрафной Головина в первом матче. Игра Александра мне понравилась и на чемпионате мира. Он ярко проявил себя в ЦСКА — а я к тому моменту уже знал, что это за клуб. Еще на ЧМ выделялся Денис Черышев, шестой номер вашей сборной, который ушел в «Валенсию» . Я смотрел первую игру России, где он забил два мяча, и, конечно, матч с Испанией, где Акинфеев сделал сэйв в серии пенальти.

О ЦСКА я вообще знаю давно: в детстве мы рубились в PlayStation, где были все российские команды. Так что я то и дело выбирал ЦСКА или играл против него.

— За юношескую сборную Исландии вы играли против Эдди Нкетиа, который теперь бегает за «Арсенал» в Лиге Европы.
— У сборной Англии тогда был топ-состав. Больше всех запомнился Джейдон Санчо — теперь он в «Боруссии». Британцы быстро открыли счет и, чтобы сберечь его, сразу припарковали автобус. Тем не менее во втором тайме мы сравняли. И тогда на поле вышел Санчо. Мы уже устали, но этот парень носился так, что за ним никто не мог успеть. В итоге он сделал ассист, и мы обидно проиграли.

— Как попали в «Норрчепинг»?
— Сначала поехал туда с товарищем на просмотр на пять дней. В «Норрчепинге» сразу сказали, что хотят меня купить, я полетел на сборы в Португалию, где клубы договаривались о моем трансфере. Это был шаг на абсолютно другой уровень. В Исландии-то чемпионат не профессиональный, а в «Норрчепинге» — одном из лидеров чемпионата Швеции — я получил первый настоящий контракт. А в «Акранесе» сыграл всего семь матчей: тогда мне еще недоставало опыта.

— Из «Норрчепинга» вы ездили в аренду в «Сильвию». Что это вообще такое?
— Что-то вроде дубля. Туда отправляют, когда нет практики в первой команде. В «Сильвии» я сыграл всего пару матчей, но забил. Когда вернулся в «Норрчепинг», все тоже развивалось не сразу. Помогла усердная работа. В стартовый состав я попал только в мае — и сразу сделал дубль. А первый полный матч отыграл этим летом.

— «Норрчепинг» кроме вас этим летом продал в России еще и Йона Фьолусона.
— Всего в «Акранасе» кроме меня были трое исландцев — мы вместе жили в одном доме. А Фьолусон — прекрасный друг и футболист, он здорово помог мне в начале карьеры. Не удивлен, что он перешел в такую классную команду, как «Краснодар». Еще немного времени, и Йон обязательно заиграет в основе.

— Еще в Швеции вы поиграли с Джорданом Ларссоном. Он похож на отца?
— Это талантливый футболист и отличный парень. Уверен, он добьется много, как Хенрик. Но Джордан ощущает огромное давление со стороны всех шведов. Все ждут от сына того же, что папа показывал в «Барселоне» и «МЮ». А когда соперники видят, что Джордан пока не дотягивает до уровня Хенрика — представляете, каково ему, еще молодому? Но у Джордана правильный настрой: он не думает об отце, а хочет быть самим собой.

— С агентом вас свел его брат Гердар Гуннлаугссон, с которым вы играли в «Акранасе»?
— Нет, с Бьярки я познакомился раньше, в 15 лет, на сборе юношеской команды Исландии. Тогда же, в 15, я съездил на просмотр в «Брюгге». Я тренировался с 17-19-летними и убедился, какая сильная там академия. Когда вернулся в Исландию, «Брюгге» позвал меня обратно — опять на просмотр, не на контракт. Я посчитал, что лучше сконцентрироваться на главной команде «Акранеса», а не на чьей-то академии.

— Клубы серьезнее «Брюгге» вами интересовались?
— Когда я играл в «Норрчепинге», до меня доходили слухи об Англии. Но никакой конкретики. Даже клубов не назову. Еще за исландцами плотно следят в Голландии — там играют пара моих знакомых по юношеской сборной. Летом я слышал о еще каких-то вариантах, но я не рассматривал их всерьез: на меня к тому моменту уже вышел ЦСКА.

— Адаптироваться было тяжело? Вы попали в стартовый состав только в октябре.
— Но не забывайте: я вышел на поле уже во второй игре, в которой попал в заявку. И с тех пор не пропустил ни одной. На самом деле, первые же недели были отличными. Главным образом потому, что Гончаренко сразу мне доверился. Да и вся команда приняла меня отлично. Магнуссон, остальные англоязычные ребята: Влашич, Бистрович, Яка Бийол. Эти трое постоянно стебутся над нами с Хердуром: викинги, все такое.

— Как реагируете?
— Смеемся, конечно. Хотя вообще это один из самых глупых стереотипов про исландцев! Одноклубник в «Норрчепинге» смеялся надо мной: «Ты вообще не похож на исландца! Чего на охоту не идешь?»

— Игрок ЦСКА, который поразил вас сильнее всего?
— Я бы назвал любого: у нас правда классный состав. Влашич — фантастический футболист, он делает разницу. Так могло случиться и в Ростове — жаль, он не реализовал пенальти. Повезло, что Влашич с нами — пускай только в аренде. Его контракт с «Эвертоном» говорит о том, что его оценили в английской премьер-лиге. Но возможно, он еще останется в ЦСКА насовсем — если переговоры пройдут удачно. Отмечу Игоря Акинфеева. Настоящий капитан, думает о каждом в команде, погружен в футбол. Во время матча Игорь много мне помогает. Он отлично оценивает игру от ворот и часто подсказывает партнерам. Мне тоже.

— Как вам играется с Чаловым?
— Одно удовольствие. У нас отличное взаимопонимание, мы часто комбинируем друг с другом. Федор немного владеет английским, так что с коммуникацией проблем нет. Как и со всеми другими игроками. Чалов — сильный нападающий и будущая звезда российского футбола. Неслучайно он лучший бомбардир лиги. Дальше будет забивать еще чаще.

— Вы играли в ЦСКА под нападающим, вингера, второго форварда. Какая позиция ваша любимая?
— Все три эти амплуа мне нравится. Если вокруг тебя классные футболисты, неважно, куда тебя поставят — удобно будет везде. В Швеции меня в основном использовали как левого вингера (кстати, могу выйти и справа, если надо). Тогда мы играли с тремя нападающими, в ЦСКА другая схема. В Исландии я вообще выходил одним из двух центральных полузащитников, отвечая больше за атаку.

— Каково вам в Москве после уютной Скандинавии?
— И мне, и моей девушке здесь очень нравится. Главное — в Москве очень чисто. На улице ни грамма мусора, все выглядит идеально. Не знаю насчет достопримечательностей, у меня пока нет достаточно времени все исследовать. Обязательно сделаю это во время отпуска. В метро тоже не спускался еще ни разу, чаще использую Uber. А вот в Швеции у меня не было машины, только велосипед. А чтобы добраться до стадиона, не нужен был даже и он: я шел пешком, это занимало где-то минуту. Сейчас до Ватутинок — примерно 40 минут на машине. Мои апартаменты — в центре, не так далеко от Красной площади. Тяжело сказать, где именно — пока не так хорошо ориентируюсь в Москве.

— Ваш агент говорил, что вы полностью сконцентрированы только на футболе. Ни алкоголя, ни ночных клубов.
— Так и есть, он прав. Никогда в жизни не пробовал алкоголь. Ни разу не был в ночном клубе. Лучше просто схожу в какой-нибудь ресторан, чтобы осталось больше времени на восстановление перед тренировкой. Все мои мысли — о том, как стать лучше и достичь целей.

— Сон, еда, тренировки. Все?
— Да, такой у меня образ жизни. Считаю, что чем раньше начнешь, тем быстрее это станет нормой. Все время думаю о том, что было бы лучше для меня, чтобы показать максимум на поле. Могу выйти в свет со своей девушкой, выпить кофе, поесть. С Магнуссоном тоже проводим много времени вместе — он живет неподалеку. Но чаще я стараюсь отдыхать дома, где могу поиграть в приставку — скажем, в FIFA или Fortnite. В Fortnite играет и Магнуссон, но в FIFA, думаю, он полный лузер. Еще смотрю сериалы. Сейчас заканчиваю «Телохранителя» на Netflix. Мои любимые кроме него — «Наркос» и «Озарк».

— Самый неловкий момент, который случился с вами в Москве?
— Это произошло в лифте моего дома. Парень зашел туда с двумя сумками, смотрел на кнопки и говорил мне нажать на какую-то из них. Я ничего не понимал — по-русски пока знаю не так много: «спасибо», «привет», «доброе утро». Понятия не имел, какой этаж ему нужен, нажал только на свой, десятый. А ему нужно было выше. Это разозлило его. Когда остановились на десятом, мне стало не по себе — и я поспешил выйти.

— Магнуссон сказал нам, что тратит на прическу до часа. Вы — меньше?
— Намного! Пять, от силы десять минут. Если честно, я тоже иногда бываю модником, как и Хердур. Он говорит: «Ты напоминаешь мне себя 19-летнего». В Москве я уже ходил по магазинам — в ЦУМ, который недалеко от моего дома, и «Авиапарк» у стадиона ЦСКА. Но вот в отношении волос Магнуссон просто безумен. Ему мало причесаться и уложить волосы — надо подобрать подходящую кепку. На внешнем виде все повернуты и в Швеции: там заботятся о прическе, ухаживают за бородами. Так что Хердур запросто бы стал там своим!


 источник | авторы текста: Д.Игнатов и А.Муйжнек фото: ЦСКА | web search

Рекомендовано для вас

↓