Дефолт

Артур Нигматуллин: Акинфеев — лучший вратарь нашей страны на сегодняшний день

Новый вратарь «Волги» Артур Нигматуллин рассказал, как часто его путают с Русланом, почему немецкие вратари нравятся ему больше остальных, как он чуть не уехал к Атлантическому океану, возможно ли вытеснить Акинфеева из состава и какой вред нанес бабушкин пирог.

Немецкая школа нравится больше остальных

— Артур, начнем с того с чего начинать, в принципе, не стоит — с банального вопроса. Как часто тебя путают с известным вратарем Русланом Нигматуллиным?

— Постоянно! С самого детства, как только я начал заниматься футболом, причем во всех командах, за которые играл. В большинстве из них вообще Русланом называли. Конечно, мы — не родственники, но я с Русланом знаком лично. Он даже мне помогал в некоторых футбольных делах.

— Футбольные дела — это агентская деятельность?

— Скорее, советами.

— И какие же советы тебе давал некогда первый голкипер страны?

— Куда лучше переходить в аренду, как контракт подписывать и тому подобное.

— Чтобы не путали, не было желания написать имя на спине, а не фамилию?

— Зачем? Нигматуллин обычно один в команде. К ошибкам отношусь спокойно.

— Как оценишь вратарские способности однофамильца?

— Тот факт, что он, наверное, единственный вратарь, который стал лучшим игроком страны. Это произошло в 2001 году. Я всегда за него болел, за какие бы команды он ни играл. Мне очень интересно было с ним встретиться и пообщаться по завершении его карьеры.

— А кто является твоим кумиром?

— Оливер Кан, а из играющих голкиперов — Мануэль Нойер.

— Оба они немцы…

— Да, немецкая школа мне нравится больше остальных. Я не могу сказать, чем немецкие вратари выделяются с точки зрения техники, но мне импонирует тот факт, что вратари в Бундеслиге — авторитеты в команде и на поле.

— Немецкие голкиперы отличаются еще и тем, что многие из них заканчивают карьеру в возрасте за 40 лет. В России эта тенденция найдет отражение?

— Конечно. Если ты за собой следишь — правильно питаешься, высыпаешься, готовишься к матчам. В Германии голкиперы — настоящие профессионалы, да и, в целом, футбольная система отлажена как единый механизм.

— Закрывая тему Германии, остается лишь спросить, наблюдал ли ты за соперничеством «Штутгарта» и «Динамо»?

— Естественно, я болею за наши клубы в Европе. Безусловно, ЦСКА и «Зенит» готовы выступать на самом высоком уровне. Надеюсь, что с приходом нового тренера к ним подтянется «спартак». «Динамо» по составу меня не особо впечатляет, я болею персонально за Кокорина. Он мой друг со времен юношеской сборной.

Пробиться с Дальнего Востока гораздо тяжелее

— Вернемся к твоей карьере. Ты, как и Златан Ибрагимович, сначала начал заниматься карате, а затем уже пошел в футбол…

— Кстати, Златан мне очень нравится как игрок.

— У шведа все отмечают уникальную пластику, координацию и растяжку. Это действительно помощь карате?

— Конечно. Растяжка, движения, координация, прыжки — карате заложило отличную базу.

— Но, перейдя в футбол, ты, тем не менее, выступал на двух позициях, чередуя игру в воротах и в центре поля. Что помогло тебе определиться с позицией?

— Прежде всего, рост. Я был гораздо выше всех остальных. У нас в школе не хватало народа, поэтому приходилось выступать на двух позициях. Но я чувствовал, что у меня лучше получается в воротах.

— Будучи воспитанником владивостокского футбола, не играл ли по юношам против Тараса Бурлака?

— Конечно, мы знакомы, выходили друг против друга на поле. Семен Фомин, который в прошлом году выступал за Нальчик, также родом из нашего города.

— Возможно ли в таком возрасте, на твой взгляд, рассмотреть в молодом футболисте будущего игрока высокого класса?

— В принципе, тот же Бурлак уже тогда выглядел прилично. Кто в юности смотрелся сильнее всех — тот и играет на высоком уровне.

— Но, наверняка, пробиться с Дальнего Востока тяжелее, чем из других регионов страны?

— Да, это сделать очень тяжело. Я думаю, что гораздо сложнее, чем из других мест. Там достаточно хороших игроков, но абсолютно не развита селекционная служба, нет никаких агентов, которые помогали бы ребятам.

Вытеснить Акинфеева — нереально

— Ты переехал в интернат ЦСКА в 12 лет. В таком возрасте многие родители обращают внимание своих детей на тот факт, что футбол — это увлечение, а ставку надо сделать на учебу, которая поможет получить стабильную профессию в дальнейшем. Какая ситуация была у тебя в семье? Отпустить ребенка в 12 лет с одного конца континента на другой — это не шутки…

— В интернате так получилось, что ребята, с которыми я жил, стали мне как братья. Наша дружба продолжается и по сей день. Они также до сих пор играют: Антон Заболотный вернулся в ЦСКА, а двое других выступают во второй лиге. Что же касается родителей, то они, наверное, видели, как у меня горели глаза, что я рано начал взрослеть, и понимали, что я буду сильно разочарован, если придется остаться во Владивостоке. Хотя поначалу, конечно, сопротивлялись.

— Но, чтобы стать успешным профессионалом, надо не только обладать талантом, не только попасть в нужное место — как интернат ЦСКА в твоем случае, но и в нужные руки. Кто тебя тренировал в армейском клубе?

— Андрей Марьянович Плахетко. Он хорошо работает с молодыми игроками, особенно в возрасте 10-12 лет. Думаю у того поколения, что он сейчас тренирует — хорошее будущее. Кстати, его воспитанник — мой близкий друг Георгий Щенников. Этот тренер вывел нас на правильный путь.

— В ЦСКА часто появляются хорошие молодые вратари…

— Они и будут продолжать появляться, потому что школа работает, создана система. Но есть лучший вратарь страны. Ситуация с Акинфеевым она подобна случаю с Касильясом — в «Реале», с Буффоном — в «Ювентусе». Чтобы попасть в состав этих команд, надо ждать, когда эти вратари завершат карьеру. Талантливые вратари в ЦСКА будут появляться и уходить в аренду, чтобы набраться опыта, а затем, если все сложится удачно, начнут играть в элите, но уже в других клубах.

— То есть, Акинфеева вытеснить нереально?

— Нет. Во-первых, у него огромный кредит доверия. Во-вторых, он очень сильно одарен природой. В России я бы выделил Яшина, Дасаева и Акинфеева. Без сомнения, Игорь — лучший вратарь нашей страны на сегодняшний день. Думаю, что он входит в пятерку лучших и в Европе.

— Почему же он не уезжает в одно из топ-первенств?

— Я думаю, что в этом нет смысла. Во-первых, кто бы что ни говорил, но уровень нашего чемпионат повышается. Во-вторых, платят у нас больше, чем в Европе. В-третьих, он капитан команды, а для вратаря смена коллектива особенно тяжела.

— И что ты чувствовал, когда в 17 лет попал в состав ЦСКА за спину такому «монстру»?

— Чувствовал, что особо не готов, но в семнадцать я регулярно попадал в заявку, а в восемнадцать оказался на скамейке запасных в матчах Лиги Чемпионов. В ЦСКА и идут к тому, что дают молодым вратарями почувствовать особые эмоции, они раньше взрослеют и становятся готовыми к выступлениям на высоком уровне.

— Первую тренировку с «основой» армейцев помнишь?

— Мне было 16 лет. Я вышел на поле с «основой», и даже голова немного закружилась. Вокруг одни «звезды», которых раньше видел лишь по телевизору. Но потом привык постепенно.

— Лига Чемпионов — абсолютно неповторимые эмоции?

— Да, я часто вспоминаю об этом турнире. Очень хочу в него вернуться.

— Обязательно в составе российского клуба?

— Честно говоря, без разницы.

Сейчас бы подписал контракт с «Порту», не задумываясь

— Ведь мало кто знает, что в 2008 году ты мог оказаться в составе самого «Порту», причем быть приобретенным под заявку в Лиге Чемпионов! «Порту» — это великолепный старт для молодого игрока, ведь португальцы славятся на рынке своим трепетным отношением к молодым талантам. Как появился этот вариант, и почему не получилось перебраться в Португалию?

— Я выступал на чемпионате Европы до 17 лет, селекционеры заметили меня, вышли с рядом предложений. Я посовещался с родителями и решил поехать в Португалию.

— Какие варианты были?

— «Ливерпуль» и какой-то французский клуб. А на следующий этап приезжали селекционеры из «Валенсии».

— Ты уже тренировался с «Порту». Чего же не хватило, чтобы сделать последний шаг — подписать контракт?

— Терпения. В 16 лет еще нет устойчивой психологии. Едва начались первые трудности, как я сразу закричал: «Хочу домой!». Тогда еще не понимал, что происходит. Если бы сейчас мне представилась такая возможность, то я бы, не раздумывая, подписал контракт в первый же день.

— Получается, погубило отсутствие жизненного опыта?

— Да, дал себе слабину.

— Красивая была бы история — родиться на Тихом океане, а выступать на Атлантическом…

— До сих пор все вспоминают об этой ситуации, спрашивают, но я говорю — не получилось, и забыли…

— Но перед самим собой ты можешь быть честным. В глубине души осадок остался?

— Иногда вспоминаю. Посмотрим, как будет в дальнейшем.

Зачем привозить средних иностранцев?

— В 2009 году один из наших известных спортивных сайтов делал обзор молодых вратарей. Топ-10 возглавил именно ты. Сейчас из той десятки отчасти на слуху лишь имена Помазана, Фильцова да Заболотного. Почему же молодые голкиперы, перспективные в своем возрасте, не вырастают в мастеров в дальнейшем?

— А таких вратарей, как Акинфеев — ранних да талантливых — сейчас не будет. Вот посмотрите на Лобанцева. Он стал открытием для меня. Когда я первый раз увидел его игру, то подумал, что парню 22 года, а оказалось, что ему всего 17! Он действительно хороший вратарь, зачем привозить каких-то легионеров? Я вообще не понял эту ситуацию в «Локомотиве». В Англии и Италии, наоборот, дают практику молодым игрокам. Того же Джо Харта отправляли в аренду в низшие дивизионы, где он везде был первым номером. Он рос шаг за шагом, прибавлял и добился права стать вратарем в премьер-лиге. У нас же как? Вратарь теряет практику, ему говорят — иди, ищи аренду! Ему мало кто помогает, лишь агенты. Многие ребята теряются в такой ситуации, ведь в своих возрастах они были первыми номерами, а тут оказываются на лавке. Пропадает уверенность в себе.

— То есть, средние иностранцы — одна из главных проблем отечественной вратарской школы?

— Да! Я абсолютно не понимаю, какой смысл привозить некоторых голкиперов. Я всегда ценил и уважал Плетикосу. Наверное, к нему можно добавить Гильерме. Но везти сюда Крешича, Арлаускиса или, к примеру, иранца Хагиги — это за пределами моего понимания. Ведь столько хороших наших вратарей, те же Заболотный и Фильцов. Не подошел он, к примеру, «Локомотиву», но это же не значит, что он в другой команде не заиграет. Да многие голкиперы из ФНЛ, уверен, смогли бы играть в элите.

— Ты сам задавался вопросом, почему тебе не удалось сделать шаг от второго номера претендента на чемпионство к первому, но команды уровнем ниже?

— В ФНЛ в прошлом году я получил хороший опыт, сыграв 20 матчей. Думаю, что это неплохой показатель. К тому же я был одним из самых молодых, и, к примеру, в «Химках» мне полностью доверяли. Перед этим сезоном у меня было несколько предложений из элиты, и примерно пять клубов ФНЛ звали в свои ряды. Но так получилось, что я оказался в «Волге».

— Почему ты решил отправиться именно в Нижний Новгород? Ведь практически все специалисты в прошлом сезоне отмечали, что, несмотря на проблемы, у «Волги» достаточно ровная и стабильная вратарская линия.

— И Абаев, и Кержаков выступали в прошлом сезоне, но Астахов также выходил на поле. Я считаю, что ничего страшного, что у тебя два конкурента. Практически в любой команде ФНЛ такая ситуация. Ничего страшного в том, что сегодня ты — номер один, а завтра только третий. Лишь в клубах-грандах чье-то место неприкасаемо.

— Как ты относишься к такой ситуации, что твое место в составе — всегда под вопросом?

— Меня это стимулирует. Каждое утро ты просыпаешься и понимаешь, что тебе надо доказывать, что ты — лучший. Мне всегда нравилась такая борьба, и я шел в команды, где конкуренция велика. Я прибыл в «Волгу» с мыслью хорошо делать свою работу и ждать шанса. Я спокоен, уравновешен, готов выйти на поле. Ну а остальное — за тренерами. Конечно, многое зависит от стечения обстоятельств, но надо работать на тренировках, чтобы эти обстоятельства сыграли в твою пользу.

Допинг — результат стечения ошибок

— Невозможно пройти мимо той темы, что ты оказался одним из игроков в нашей стране, которого дисквалифицировали за допинг. Если говорить конкретно, то за фуросемид, который выводит из организма все следы запрещенных препаратов, а также в бытовых ситуациях способствует уменьшению веса. Я читал историю, как он попал в твой организм, мол, бабушка тебе предложила пирог, ты отказался, сославшись на лишний вес, тогда она дала тебе таблетки, которые и содержали фуросемид. Для профессионала, конечно, история практически невероятная…

— Да, это было действительно так. Прошло уже достаточно времени, и мне нет никакого смысла врать. Если бы я принимал какой-то допинг, признался бы, то дисквалификацию все равно бы не отменили.

— С бабушкой потом разговаривал по этому поводу?

— Нет, но, конечно, все родные расстроились. Я должен был подписать новый контракт с ЦСКА на улучшенных условиях, на меня рассчитывали как на железного второго номера…

— Этот случай ты расценил как фатальное стечение обстоятельств?

— Значит, так было суждено.

— Почему? В тот момент твоя карьера была на взлете.

— Эта ситуация — результат стечения ошибок, которые я совершил. После я осознал, что делать нельзя. Лишний вес я набрал из-за своего непрофессионализма.

— Цепочка замкнулась логично, на твой взгляд?

— Да, поехал отдыхать, не следил за собой должным образом.

— Как отреагировала команда? Допинг-проба, насколько я помню, была взята перед матчем Лиги Чемпионов с «Севильей».

— Конечно, неприятная ситуация. Но большинство ребят меня поддержало. Клуб тоже подошел к моей проблеме с большим пониманием. Со мной даже продлили контракт. Я тренировался с «основой», но не мог принимать участия в официальных матчах.

— Но кто-то отвернулся от тебя?

— Поэтому я и говорю, что все в жизни неслучайно. Есть люди, с которыми я не общаюсь после той ситуации.

— В этом сезоне допинговый скандал разразился в Украине, где вратаря сборной и «Шахтера» Рыбку дисквалифицировала на два года. Возможно ли после таких пауз вернуться на прежний уровень?

— По себе знаю, насколько сильно сказывается пропуск официальных матчей. Я перестал играть за дубль, а потом, когда выступал в ФНЛ, то на первых порах сделал пару глупейших ошибок, потому что потерял вкус игры, адреналина. Это ощущение нельзя никак заменить, натренировать. Игра есть игра.

«Динамо» будет в пятерке

— Мы уже говорили, насколько тяжело вратарю менять команду. Ты же в прошлом сезоне сменил три клуба! Какие плюсы и минусы дали тебе эти переезды?

— Из «Мордовии» я уходил по спортивному принципу, так как они сделали выбор в пользу другого голкипера — Евгения Фролова, который сейчас перешел в «Динамо». Когда переходил в Екатеринбург, то думал, что там останусь, но из-за неприятной ситуации, которую я бы не хотел комментировать, пришлось вернуться в ЦСКА.

— Эта неприятная ситуация связана с трансфером Шатова в «Анжи»?

— Да, армейцы отозвали меня, и я перешел в «Химки». Но все, что ни делается, к лучшему. В «Химках» я стал первым вратарем, получил игровую практику, многие увидели меня в деле. В конце концов, отразил три пенальти из четырех.

— Насколько я знаю, Екатеринбург нравился тебе больше Саранска, но пришлось уехать из-за ситуации, в которой ты вдруг оказался крайним. Ты не пытался повлиять на решение руководства ЦСКА? История Шатова — это история одного игрока, причем в ней ты и Заболотный?

— ЦСКА не смог договориться с Шатовым, затем на горизонте появился «Анжи». Обыкновенная трансферная история, но почему мы стали крайними — для меня загадка. Права на нас принадлежали ЦСКА, и клуб отозвал нас из «Урала». Разочарование, конечно, осталось. Мне нравилось в Екатеринбурге.

— Ты анализировал ситуацию, почему упустил свой шанс в «Мордовии»?

— Я приехал туда в качестве первого номера. Но допустил несколько ошибок, а Фролов начал прибавлять. Мы начали играть через матч. Он принадлежал клубу, я был в аренде, к тому же я моложе. В итоге решили сделать ставку на местного воспитанника.

— На тот момент ощущалось, что «Мордовия» готова выйти в элиту?

— «Мордовия» была лучшим клубом ФНЛ в прошлом году. Без сомнения.

— Как команда выступит в этом году?

— Думаю, что «Мордовия» сможет закрепиться в элите, в десятку попадет.

— Обычно одна из новых команд вылетает. «Алания» вряд ли нацелена на понижение в классе…

— Сейчас пока сложно судить, прошло всего ничего от начала чемпионата. Думаю, что уровень команд достаточно ровный, выделяются лишь лидеры, такие как «Зенит».

— Сезон для «Динамо» провален?

— «Динамо» выберется, пришел хороший тренер. Думаю, что «бело-голубые» будут в пятерке. Петреску все наладит.

— Как оценишь старт «Волги» в чемпионате?

— Мог бы быть и лучше. Начали с яркой победы над «Динамо», неплохо выглядели против «спартака». Думал, что дело пойдет по нарастающей, но оказалось — все гораздо сложнее.

— Почему худшей игрой стал матч против «Терека» — командой теоретически равной нам по классу?

— Стечение обстоятельств, которое лишний раз показывает, что в России каждый может обыграть каждого.

На компьютере ставлю себя в ворота

— Я знаю, что ты играешь в симуляторы FIFA. В новой версии ты уже в составе «Волги». Будешь ставить себя в основной состав?

— Обязательно. И в другие команды буду покупать. Всегда так делал. Так же интереснее.

— Помнишь, какой у тебя скиллз?

— Пару лет назад был около 57-60. К тому времени я себя не успел еще показать на высоком уровне.

— За свою команду играешь?

— Нет, постоянно за разные. Чаще всего за «Баварию». Она и «Реал» — мои любимые команды. У меня есть свитера и Нойера, и Касильяса. Специально просил ребят привезти, когда они играли против этих клубов. Жаль футболку Кана достать не получилось.

— Живешь одним днем или загадываешь о будущем?

— Конечно, думаю о том, что будет впереди. Сейчас сосредоточен на «Волге», но я — молодой вратарь. Хочу поиграть и в Лиге Чемпионов и в топ-клубе, не забываю и о чемпионате мира 2018 года. Все в моих руках, каждый человек — кузнец своего счастья!

http://fcvolgann.ru/main/news/10365/

Рекомендовано для вас

↓