Cтатьи

Иржи Ярошик | Гинер сказал мне, что ЦСКА — мой дом и что я всегда могу вернуться

irzhi-yaroshik

Бывший игрок армейцев — о посещении новой арены красно-синих, проблемах клуба, своей карьере и воспоминаниях о России

— Как вам последняя игра ЦСКА в Лиге чемпионов против «Монако»?

— Результат, конечно, очень неприятный. ЦСКА давно так разгромно не проигрывал. Честно признаться, после игры в Москве у меня было ожидание, что армейцы уступят «Монако» в выездном матче. Но я и подумать не мог, что армейцы пропустят так много.

— С чем связана черная полоса ЦСКА?

— Я думаю, проблемы ЦСКА связаны с их короткой скамейкой. Играть на три фронта с обоймой из 13 футболистов крайне сложно. Армейцы приучили своих болельщиков к победам, причем во всех трех турнирах. Но с таким количеством игроков, способных играть в основе, это проблематично.

— С учетом того что у ЦСКА из-за строительства стадиона достаточно ограниченный бюджет, какие есть пути расширения состава? Брать игроков из академии?

— Мне сложно судить о том, какой уровень у молодых футболистов. Но если брать игроков, которые играют в дубле, и сразу ставить их в основу, то это будет для них слишком большим шагом вперед. Нужно всё делать постепенно. Еще хочу отметить, что любому молодому футболисту будет тяжело играть в момент, когда у всех остальных игроков основы спад.

— А не рискует ли ЦСКА пойти по пути лондонского «Арсенала», который из-за постройки своего стадиона долгое время не мог позволить себе серьезные трансферы и в итоге сбавил результаты…

— Знаете, трансферы — это всегда очень сложный момент. Не всегда цена равна качеству. Посмотрите на работу селекционного отдела армейцев за последние 15 лет. Игроки покупались за сравнительно небольшие деньги, но при этом практически все сразу были готовы к игре за основу. По работе на трансферном рынке ЦСКА, без сомнений, самый стабильный клуб России. Возможно, то, что сейчас трансферов вообще практически нет, действительно связано со строительством стадиона и в этом можно провести аналогии с «Арсеналом». Но я бы еще сравнил ЦСКА с «Миланом», когда там многие футболисты играли примерно до 38 лет, а потом начали постепенно уходить и у команды наступил спад.

— Недавно вы побывали на «Арене ЦСКА», многие говорят, что этот стадион похож на «Стэнфорд Бридж». Вы как бывший футболист «Челси» согласны с этим?

— Немного похож, но на «Стенфорд Бридж» нет таких башен на углах арены. Но в целом очень похоже на английский стиль. Мне стадион очень понравился, и в частности тем, что он расположен недалеко от центра города. Обидно, конечно, что не так много фанатов ходит на домашние игры. Но я думаю, что это отчасти связано с результатами ЦСКА.

— Кто из руководства клуба пригласил вас в Москву?

— Мне позвонил спортивный директор ЦСКА Олег Яровинский, с которым мы переодически поддерживаем связь. Первый раз он приглашал меня еще на открытие стадиона, но я в тот раз не смог приехать и мы договорились на другое время. Очень благодарен руководству и болельщикам, что не забыли обо мне. Счастлив, что поклонники армейцев наконец-то дождались своего собственного стадиона. Также рад за тех футболистов, с которыми я играл за ЦСКА. Теперь они смогут выступать на своей арене.

— После матча удалось с кем-то пообщаться из бывших партнеров?

— Конечно, сразу после игры меня отвели в раздевалку ЦСКА и я смог поговорить с ребятами. Правда, тех, с кем я играл, осталось не так много. Но в клубе до сих пор работают некоторые массажисты, физиотерапевты и администраторы. Приятно удивило, что эти люди до сих пор в ЦСКА. Нужно сказать спасибо президенту, что он создал не только хорошую команду, но и подобрал отличных людей, которые помогают футболистам.

— А с самим Евгением Гинером удалось встретиться после игры?

— Да, он тоже спустился в раздевалку после матча, и мы немного пообщались. Он сказал мне, что ЦСКА — мой дом и что я всегда могу вернуться. Это было очень приятно.

— Гинер сильно изменился с тех пор, как вы были в ЦСКА в качестве футболиста?

— В этот раз у него был другой взгляд, более спокойный. Мне показалось, что он был немного уставший, но в целом выглядит хорошо.

— На момент вашего перехода вы стали самой дорогой покупкой в истории чемпионата России. Вспомните, как вы оказались в ЦСКА…

— Знаете, я всегда мечтал играть в западной Европе. Но в тот момент я решил выбрать российский клуб. Помню, как подписывал контракт с ЦСКА. На улице шел снег, температура была -25, а я ставил подпись под пятилетним соглашением и даже немного потом расплакался. Но в итоге, видите, в России я смог прогрессировать.

— Когда переходили в ЦСКА, вами еще кто-нибудь интересовался?

— Меня могла получить другая московская команда — «спартак». Но я рад, что выбрал именно ЦСКА. Армейцы в тот момент как раз были на подъеме, а красно-белые, я бы сказал, на спаде.

Про воемя, проведенное в «Челси»

— Предложение от «Челси» стало для вас шоком?

— В том году я провел хороший сезон и в чемпионате России, и в еврокубках. Поэтому я ожидал, что может появиться какой-то вариант из топ-чемпионата. Помню, мне позвонил агент и сказал, что мной интересуется «Эвертон». Чуть позже мне еще рассказали про интерес со стороны «Челси». Переговоры прошли достаточно быстро, и я переехал в Лондон.

— Говорят, что президента ЦСКА Евгения Гинера и владельца «Челси» Романа Абрамовича связывают дружеские отношения. Это как-то сказалось на переговорах, Гинер не настаивал на вашем переходе именно к «синим»?

— Нет, такого точно не было. У ЦСКА вообще всегда была такая позиция — продавать своих футболистов только в топовые команды. При этом Гинер никогда не говорил мне что-то наподобие: «Абрамович мой друг, и ты перейдешь именно в «Челси». Просто на тот момент это было действительно лучшее предложение и для клуба, и для меня.

— Вы сказали, что ЦСКА отпускает футболистов только в топ-команды. Но многие считают, что для российских футболистов лучше играть за не самую сильную команду из Европы, чем быть в ведущем клубе России. Согласны с этой точкой зрения?

— Отчасти да. Ведь раньше много российских футболистов уезжало играть за границу далеко не в самые лучшие команды, но уровень вашей сборной был выше. Ведь когда игроки постоянно играют с грандами уровня «Реала», «Барселоны», «Челси», «Ювентуса», мастерство растет. Но, с другой стороны, у ваших футболистов особенный менталитет. Если они играют за команду из Москвы или Санкт-Петербурга, конечно, они получают огромные деньги. Они мнят себя богами и не считают нужным переезжать в другую страну, учить язык, знакомиться с культурой. Может быть, их это и пугает. Хотя я считаю, что в России достаточно футболистов, способных заиграть в Европе.

— Почему у вас не сложилось в «Челси»?

— Я перешел в «Челси» за относительно небольшую сумму для такой команды. Если бы на меня потратили около €30 млн, наверное, мне бы дали больше шансов проявить себя. Я же не очень хотел сидеть и ждать своего шанса. Я привык играть каждую неделю, а когда это не получалось, я очень злился и сам хотел уйти в аренду. Я поиграл за «Бирмингем», там я был на поле практически в каждой игре и регулярно забивал. По возвращении в «Челси» я решил уйти в «Селтик», потому что Жозе Моуринью на меня явно не рассчитывал. Я бы мог вновь отправиться в какой-нибудь английский клуб, но я хотел играть в Лиге чемпионов и поэтому выбрал шотландский клуб.

— С кем вы больше всего общались в «Челси»?

— В первую очередь, конечно, с моим соотечественником Петром Чехом. Еще очень много времени проводил с Алексеем Смертиным, который мне очень сильно помогал. Алексей хорошо знает язык и первое время часто переводил мне. Петр не всегда мог мне помочь, так как он не полевой игрок, а Смертин всегда находился рядом. Я очень рад, что этот футболист встретился на моем пути, таких людей очень мало.

— А в команде не было разговоров, что Смертин играет за «Челси» только из-за Абрамовича?

— Я таких разговоров никогда не слышал. Все знали Смертина как очень работоспособного парня. В тот момент на его позиции в «Челси» играл Клод Макелеле и выиграть у него конкуренцию было практически нереально. Все видели, как Смертин выкладывался на тренировках, какой он был профессионал, а еще он всегда улыбался, до сих пор помню его улыбку. Поэтому ни у кого и язык бы не повернулся сказать, что Смертин в «Челси» из-за Абрамовича.

— В одном из интервью вы сказали, что перешли в «Крылья Советов» только из-за Леонида Слуцкого, который тогда возглавлял команду. Откуда вы вообще знали о нем, ведь когда вы играли в ЦСКА, он еще даже не тренировал в Премьер-лиге?

— Мы с ним общались до «Крыльев». Слуцкий до этого приглашал меня в ФК «Москва». Он всегда был мне симпатичен. Конечно, тогда он только начинал, но он говорил, что в Самаре создадут команду, которая будет бороться за выход в еврокубки. Меня этот проект заинтересовал. Комплектацией клуба занимался Константин Сарсания, а он всегда умел собрать хороший коллектив.

— Также в самарский клуб перешел ваш соотечественник форвард Ян Коллер. Он был одной из главных звезд сборной Чехии, как удалось убедить его на переезд?

— Я сам не мог поверить, что Ян поедет в Россию, а тем более не в московский клуб. Ему было очень важно, что ему скажет тренер и что ему сказал я. Я сказал ему, что Слуцкий — хороший специалист и в Самаре делают серьезный проект. В итоге трансфер состоялся и все остались довольны.

— Семья Коллера до Самары жила в Монако. Тяжело им приходилось в России?

— Думаю, нет. У Яна тогда как раз родилась вторая дочка, и он нашел квартиру прямо на берегу Волги. Они всей семьей любили гулять по набережной. Плюс из Самары был прямой рейс до Праги и они в любой момент могли слетать на родину. А еще в «Крыльях» тогда был очень дружный коллектив и все общались семьями, поэтому они точно не скучали.

— А какие-то комичные истории случались у вас с Яном в Самаре?

— Помню, на набережной было четыре очень красивых ресторана, и мы туда часто ходили. Яну машину дал клуб, такой русский джип, по-моему, он назывался «Нива». Представляете, в этой машине даже не было кондиционера. Так вот, едем мы один раз на этом джипе, а в Самаре жара за 30, мы так пропотели. Едем по набережной, и Ян спрашивает: «Вот этот ресторан?» А я ему говорю: «Давай проедем еще метров 200, чтобы никто не видел, что мы из этой машины выходим». Ян, кстати, эту машину вообще не мыл, это был ужас (смеется).

— А Коллера такая машина вообще не смущала?

— Знаете, бывают такие люди, которые чем больше добились, тем более скромные. Ян как раз такой человек. Ему без разницы на чем ездить: на Mercedes или «Ниве».

— Также вас в «Крыльях» тренировал Юрий Газзаев, который недавно попал в скандальную историю. Один из игроков выложил видео, как Газзаев практически через каждое второе слово матерится в раздевалке после матча. А при вас он часто матерился?

— До его прихода в «Крылья» я слышал, что Газзаев очень сложный человек. Но когда он возглавил команду, никаких проблем не было. При нас он практически не матерился и всегда помогал нам. Он пришtл в команду, когда начались экономические проблемы, и тренеру пришлось очень непросто, но он сделал всё, что смог.

— Писали, что за интервью, в котором вы раскказали о долгах «Крыльев», вас оштрафовали на €400 тыс. Это правда?

— Да, и даже чуть-чуть больше. Знаете, в тот момент я мог вообще уйти из команды. Сейчас могу рассказать, что у меня было предложения от «Терека». Мне звонил Вячеслав Грозный и звал к себе. Но мне было тяжело уходить из Самары, как я уже говорил, у нас был очень хороший коллектив. Несмотря на все проблемы, я решил остаться в Самаре.

— Возвращаясь к вашей карьере в ЦСКА, про родственника Юрия Газзаева — Валерия также говорят, что он достаточно жесткий человек…

— У меня о Валерии Георгиевиче только хорошие воспоминания. У него всегда были очень серьезные нагрузки. Мне очень нравятся такие тренеры, которые хоть и жесткие, но могут и пошутить, и разрядить обстановку. Я, наверное, хотел бы стать таким же тренером, как Газзаев.

— В чемпионате Чехии за «Спарту» играет россиянин Вячеслав Караваев. Как оцените этого футболиста и почему ЦСКА решил его продать?

— У ЦСКА на этой позиции очень сильный игрок — Марио Фернандес. Он еще не меньше пяти лет сможет играть на правом фланге обороны. Караваеву еще нужно расти, а для этого важно играть каждую неделю. В «Спарте» у него сейчас есть такая возможность. Но Вячеславу будет непросто. Ведь он играет за самый популярный клуб Чехии, и за каждое поражение сразу обрушивается очень много критики. Но я, во всяком случае, желаю ему удачи и надеюсь, что ваши футболисты по примеру Караваева поедут играть в Европу.

— Вы сейчас с кем-то поддерживаете контакт из тех, с кем играли в России?

— Неделю назад я пошел учиться на тренера, и знаете, кого я там встретил? Радослава Ковача. Было очень приятно с ним повидаться и пообщаться. Еще общаемся с Мартином Йиранеком. Как раз рассказывал ему, что меня ЦСКА пригласил на новую арену, посылал ему фотографии. Он мне сказал, что ему немного обидно, что он столько лет провел в «спартаке», а они его даже на стадион ни разу не пригласили. Мы с ним вообще часто общаемся, говорим о России, о футболе. Я ему всегда говорю, что он уже наполовину русский. Он, кстати, еще хочет вернуться в Россию. Лично мне обидно, как с ним поступила «Томь». Он несколько лет за них играл, помог пробиться в премьер-лигу, а с ним просто распрощались. А когда был в Москве,  пообщались с Рахимичем. Хотел у него узнать про тренерские дела, он ведь сейчас работает в академии ЦСКА.

 ‹ Источник | Автор текста: С.Терлецкий |

ЧАТ Онлайн трансляцииПравила сайта | Помощь сайту | Реклама на сайте

comments powered by HyperComments

Рекомендовано для вас

↓