Новости ПФК ЦСКА

После ЧМ | Черчесов об армейцах в сборной России

Главный тренер сборной России подвел итоги выступления на ЧМ-2018. Часть интервью.

– Можете рассказать, почему кандидатура Игнашевича возникла только после травмы Камболова? Или все-таки раньше?

– Сейчас можно раскрыть какие-то вещи. Когда наш штаб принял сборную, мы с Сергеем созвонились, затем встретились. Сели в кафе рядом с его домом. Пообщались, и он сказал, что принял решение заканчивать выступления за сборную. Расстались со словами: «Если понадобится твоя помощь, я к тебе обращусь».

Тогда у нас играл Василий Березуцкий, в составе были Джикия и Васин. Но в тот момент я был менее опытным тренером сборной. И когда Игнашевич сказал, что заканчивает, ответил: «Ну, o’кей». А Березуцкому, определенный опыт уже обретя, предложил: «Давай скажем о том, что ты приостанавливаешь свои выступления за сборную». Потому что если произносишь слово «заканчиваю», то брать его назад уже тяжело. – «Согласен».

Когда Василий принял решение не выступать на Кубке Конфедераций, мы стали смотреть на вещи чуть по-другому. Еще не раз общались, я приезжал на базу ЦСКА. Но братья в сборную так и не вернулись. И чем ближе был чемпионат мира, тем больше мы задумывались о приглашении Игнашевича. Мы с Мирославом Ромащенко начали обсуждать его кандидатуру еще месяцев шесть назад.

Однако пригласить его в марте, на матчи с Бразилией и Францией, было нерационально. Возможно, с Игнашевичем мы был выглядели в них чуть лучше, но глобально вряд ли что-то изменилось. Во-первых, соперники классные, во-вторых, в марте мы всегда неважно играем, поскольку чемпионат страны только возобновился. Это физиология.

Не дай бог Игнашевич попал бы после них под огонь критики и вспомнил какой-то предыдущий негатив – тогда бы точно на чемпионат мира он ехать не захотел бы. А потом судьба подкинула нам момент, когда у него не было возможности отказать – потому что все пули, что называется, были уже испробованы. До того я опасался, что последует отказ, потому что состав укомплектован. Здесь же было понятно, что это не так, и ситуация уже не изменится.

Когда пришли известия, что еще и Камболов травму получил, сразу стало ясно: настало время звонить Игнашевичу. И тут раскрою еще один, как вы любите говорить, инсайд: некоторое время назад на одном мероприятии повстречались с Германом Ткаченко, и он рассказал, что почувствовал у Сергея внутреннюю готовность поехать на чемпионат мира. Правда, я тогда не подтвердил Герману Владимировичу, что мы его кандидатуру не обсуждали – чтобы эта информация никуда не просочилась. На самом деле это обсуждение было. И травма Камболова стала каким-то знаком.

– А если бы Камболов не получил травму?

– Может, тогда бы Игнашевич сказал: «У вас же полный комплект, зачем я нужен?» Главное – не прозевать тот момент, когда психологически верно было набрать его номер. По крайней мере со своей стороны вижу ситуацию так. Как ее видел сам Сергей, знает только он сам. Когда ездил на базу ЦСКА смотреть, как тренируются кандидаты в сборную, просматривать Чалова и Кучаева, разговаривать с Березуцкими, тогда общался и с Игнашевичем, но тогда тему сборной не затрагивали. Однако я видел, как он тренируется, в какой форме находится.

– Уверенная игра Ильи Кутепова на чемпионате мира – это в значительной степени заслуга Игнашевича?

– Главная заслуга в той стабильности Кутепова, которую мы имели, – самого Ильи, его качественная работа на сборах. Но, естественно, и Игнашевич. Поэтому нам изначально был нужен Василий Березуцкий, чтобы рядом с молодым центральным защитником был опытный, который стабилизировал бы действия линии в целом. Но в итоге так вышло, что сейчас эту роль сыграл Игнашевич.

– О каких травмах мы еще не знаем?

– Они бывали после каждой игры, и мы с медицинским штабом все решали по каждому конкретному случаю, руководствуясь и объективным состоянием здоровья игрока, и его готовностью выйти на поле. Тот же Жирков имел проблемы уже с Саудовской Аравией, не говоря о Египте и тем более Испании. Но медицинский штаб сборной во главе с Эдуардом Безугловым всякий раз приводил его в порядок. И Жирков выражал готовность сыграть.

Когда летели в Сочи на матч с Хорватией, Дзагоев по ощущениям не был готов на сто процентов. Но когда прилетели, провели еще определенное лечение, то в ночь перед матчем решили с Ромащенко, что завтра он нам может понадобиться. Наши доктора на чемпионате проделали мощнейшую работу, свозили его к моему земляку, светилу нейрохирургии Дмитрию Дзукаеву. Он во многом поставил Алана на ноги, а дальше медицинский штаб сборной довел его до той кондиции, при которой Дзагоева оказалось можно выпустить на поле. Он сыграл на турнире первые 20 и последние 20 минут. И в начале успел пользу принести, и в конце сделал голевую передачу на Марио Фернандеса, уверенно реализовал пенальти. Сработала цеэсковская связка. Годами вместе играют – что-то да срабатывает!

– Игорь Акинфеев провел блестящий чемпионат. После Кубка конфедераций не было мыслей, что надо искать нового основного вратаря с учетом его ошибок и на ЧМ-2014, и в прошлом году? Сам он комплиментарно отзывается о вас в интервью.

– Нам с ним легко, потому что было сразу сказано, кто у нас капитан команды и кто – номер один. Так было – и так осталось. Есть вещи, в которых никогда нельзя сомневаться. Потому что любое сомнение приводит к краху. Игорь – номер один, и он сыграл свой лучший чемпионат мира! На сегодняшний день.

– Об опытных игроках поговорили, теперь о самом молодом. Почему у Головина после Саудовской Аравии при сохранившемся объеме работы и пользе пропала конкретика – голы и передачи?

– Не забудем, что он молодой футболист. К таким надо очень аккуратно подходить. Тем более что все эти хвалебные статьи, все разговоры об интересе «Ювентуса», «Челси», «Барселоны» – вещь очень опасная. Это отвлекает. Мы с ним пару раз беседовали на эти темы и постарались сделать все возможное, чтобы не отвлекаться, а концентрироваться исключительно на чемпионате мира.

Надо отдать Головину должное – ни по объему, ни по желанию, ни в борьбе никаких нареканий к нему быть не может. Однако конкретика, как вы верно говорите, пропала. Тут и уровень соперников другой. При всей навалившейся на него шумихе он сыграл достойный чемпионат мира, забил гол и сделал три голевые передачи, но думаю, что в той самой конкретике действительно мог быть чуть полезнее.

– Почему, кстати, в матче с Хорватией поменяли на Дзагоева именно его?

– Потому что нельзя было терять баланс. Поменяй мы условного Кузяева, в обороне образовалась бы дыра. Тем более что Головин подустал. И все сработало.


 источник | фото: Ф.Успенский

Рекомендовано для вас

↓