Cтатьи

Сколько ещё будет играть Игнашевич?

Великие игроки часто уходят красиво, не размениваясь по мелочам.

Но другого такого примера, когда рекордсмен сборной по числу проведенных в ее составе матчей сам отказывается от выступлений за национальную команду в силу возраста, в российской футбольной истории припомнить сложно.

Да и не только рекордсмены, кстати. Аршавина – вероятно, лучшего футболиста страны XXI века – вывел за штат Фабио Капелло. Были те, кто просил тренеров вызывать их, только если именитому ветерану гарантировано место в составе (с формулировкой: «Что я буду приезжать и на лавке сидеть?»).

Игнашевич закончить карьеру в национальной команде решил сам. После того, как установил планку рекорда на огромной высоте – 120 матчей! У Василия Березуцкого – 101, у Акинфеева – 94. И эхо их старых травм не дает оснований для уверенности, что хотя бы у одного из армейцев получится догнать одноклубника.

Из тех, кто еще молод, ближе всех к Игнашевичу стоит Дзагоев – с полусотней матчей. Это чтобы было понятнее, на какой вершине остановился четвертый номер сборной. Определение «остановился» выглядит предпочтительнее любого иного. Все знают, что Игнашевич ушел из национальной команды. Все знают, что после этого у него состоялся разговор с Черчесовым. Не расспрашивая обоих на эту тему, исключительно по косвенным признакам, могу предположить, о чем они говорили.

Один сказал, что пора дать дорогу молодым и сосредоточиться на выступлениях за клуб.

Другой выслушал, поблагодарил за откровенность и предложил такой вариант: в контрольных матчах старую гвардию тестировать никакого смысла нет. Если что-то пойдет не так, то весной к этой теме можно вернуться.

Если так, полагаю, обоим был приятен этот разговор. Что у игрока, близкого к завершению карьеры, с тренером случается не всегда. ЦСКА, если помните, вопреки желанию Игнашевича подписать в прошлом году двухлетний контракт, предложил однолетний. Именно в эти дни постоянно появляется информация об обсуждении ЦСКА новых договоров с братьями Березуцкими, Тошичем, отсутствие нового интереса к Ионову, но ни разу еще в новостях или слухах не всплыла пока фамилия Игнашевича. Хотя до конца сезона осталось не так уж и много.

И самое интересное – сложно понять со стороны, кто будет решать этот вопрос. Чья должна быть инициатива – клуба или тренера, над головой которого по мнению большинства тоже ходят тучи. Все-таки Сергею 37 лет. И игровые проблемы ЦСКА, как понимаю, связаны не только с кадровым кризисом и назревшими переменами, но и с конкретными вопросами в адрес едва ли не каждого из футболистов – если говорить о претензиях «по гамбургскому счету».

Ионова, например, можно упрекнуть за невысокий процент выигранных единоборств и единоборств в принципе. Траоре – за неспособность прессинговать чужую оборону в принципе, что выглядит удивительным контрастом по сравнению с тем же Мусой. Игровая модель ЦСКА строилась не только на атаке и надежных действиях защитников, но и на способности атакующих футболистов вступить в быстрый отбор на чужой половине. Что сейчас в прежнем объеме невозможно.

Список этот при желании можно продлить основательно. Но если выделить из него не те проблемы, которые существовали всегда, а которые возникли в этом сезоне, к пассивности Траоре (простительной, если бы он много забивал) добавляется падение прежней взрывной скорости Игнашевича. Сергей и сейчас лучший в ЦСКА с первым пасом, у него удивительная диагональная передача. Он надежен и хорош в борьбе один в один, в игре на опережение, но преимущественно в тех случаях, когда соперник не разворачивает защитников армейцев лицом к их воротам. Тогда начинаются сложности, вызванные в том числе и стремлением Игнашевича занять более глубокую позицию – чтобы лишить соперника шанса убежать на коротком рывке.

Ничего нового в такой перестройке игры нет. Так действовал в последний год карьеры Чугайнов, тоже опускавшийся к своим воротам глубже обычного. Так поступал Онопко. Центральный защитник, наделенный футбольным интеллектом, старается компенсировать возникшие из-за возраста проблемы чем-то иным. Вопрос, вероятно, в другом – если при прежней философии игры с ярко выраженным либеро подобное могло пройти незамеченным, сегодня, когда защита компактнее и синхроннее, допускается уже не всеми тренерами. В таком варианте центральный защитник «утаскивает» за собой остальных к своим воротам, отдавая сопернику часть поля, либо разрывы между линиями обороны становятся слишком большими.

Широков решил закончить. Зырянов – играющий тренер в «Зените-2». Аршавин уехал в Казахстан. Следующим летом Игнашевич, возможно, окажется перед одним из самых важных выборов в своей карьере.

Что будет, если клуб не предложит ему новый контракт?

Известно, с каким уважением к Игнашевичу-игроку относится Сергей Галицкий. Пару лет назад он называл тезку уникальным защитником для России, говорил, что был бы рад видеть его в «Краснодаре». Но насколько эти слова актуальны сегодня?

Игнашевич – человек с большим самоуважением. Сложно представить его уезжающим куда-либо ради денег. Он хочет стать тренером, или по меньшей мере эта стезя притягивает его.

Если бы не победа сборной над Румынией, разговоры о необходимости вернуть в команду старую гвардию, могли бы стать более громкими. Но теперь эта тема не вспыхнет как минимум до весны.

А там… Кто знает, как все тогда будет. Но Игнашевича, вернувшегося в сборную, пусть хотя бы на пару месяцев, мне представить проще, чем Игнашевича, которому ЦСКА не предложит новый однолетний контракт.

Кстати, Рахимичу в схожей ситуации предложение сделали.

 ‹ Источник | Автор текста: И.Казаков |

ЧАТ Онлайн трансляцииПравила сайта | Помощь сайту | Реклама на сайте

comments powered by HyperComments

Рекомендовано для вас

↓