Новости ПФК ЦСКА

Юрий Баскаков | ЦСКА для меня – клуб особый. Всё, чего я добился – благодаря ЦСКА

Младший представитель династии арбитров Баскаковых не судит уже почти семь лет. Но до сих пор остается рекордсменом по матчам в Премьер-лиге (225).

— После смены главы судейского департамента (Андрея Будогосского заменил Алексадр Егоров) вас из председателя контрольно-квалификационной комиссии перевели в заместители.

— Да, председателем назначили Николая Владиславовича Левникова. Что поменяется в моем функционале? Пока не знаю. Это вопрос к руководству.

— Вы ведь закончили футбольную школу ЦСКА.

— Сперва-то я собирался стать хоккеистом. В начале и середине 1970-х имена Третьяка, Петрова, Харламова, Михайлова на всю страну гремели, почти в каждом дворе в них дети играли. Я не исключение. Но заниматься хотелось по-настоящему. Узнал, когда в школе ЦСКА будет отбор детей моего года, подготовил коньки с клюшкой и поехал на просмотр.

— Тренеры вашими умениями впечатлились?

— Нет. Сразу сказали, что не возьмут. Вроде им катание мое не понравилось. Но переживать было некогда – напротив футбольная школа ЦСКА располагалась. Я собрал вещи в рюкзак, перелез через борт и пошел показывать себя футбольным тренерам. Им я, похоже, понравился намного больше. После первой же тренировки сообщили, что я зачислен.

— Сложно было внутренне принять, что футбольная карьера закончится, не начавшись?

— Спокойно к этому относился. Хотя сегодня такая травма лечится. Но в первой половине 1980-х на профессиональном уровне с ней играть было нельзя. Тем не менее глубокой драмы у меня не было, потом из-за этого не жалел. Я вовсе не был футболистом выдающихся способностей – возможно, стал бы крепким игроком второй лиги. И катался бы по ней до 35 лет – кто знает… Нет-нет, психологической ломки у меня не было, к тому же я знал, чем буду заниматься. В 1984-м записался в московскую коллегию судей, начал обслуживать матчи чемпионата Москвы, так потихоньку и пошло.

— ЦСКА для вас остается особенной командой?

— В еврокубках переживаю за армейцев с особой симпатией. А в чемпионате России эмоций болельщика у меня нет. Ко всем отношусь ровно.

— Вы говорили, что в начале карьеры сердце разрывалось, когда приходилось принимать жесткие решения против ЦСКА.

— Ну и что? Было бы намного хуже, если б я, воспитанник ЦСКА, с улыбкой нарушения пропускал. Готов утверждать: ни разу мое армейское прошлое на судейское решение не повлияло. Но готов утверждать и другое: ЦСКА для меня – клуб особый. Все, чего я добился, – благодаря ЦСКА. Воспитали меня там. Человеческие качества, жизненные ценности, отношение к людям и профессии – это все оттуда.

— Что делать с футболистами вроде Вернблума, любителями ударно поработать локтями?

— Я с ним на поле не пересекался – Вернблум приехал в Россию вскоре после того, как я закончил. Поведение футболиста напрямую зависит от судьи. Как он себя ведет, как разговаривает, что делает. Правильные решения надо принимать. И обязательно вовремя. Тогда и футболисты будут действовать в рамках, которые им позволил арбитр. Не примите за хвастовство, но у меня в карьере ни разу не возникало массовой конфронтации.


 источник | фото: www

Рекомендовано для вас

↓