Cтатьи

Джефф Плэтт | В Канаде ЦСКА в основном называют просто Red Army


Канадец с белорусским паспортом Джефф Платт, вернувшийся недавно из шведского «Векше» в ЦСКА, поведал о причинах такого решения, а также рассказал о жизни в России, поделился знаниями истории СССР и попробовал составить команду своей мечты.

— Почему вы решили вернуться из Швеции в ЦСКА?

— Еще в прошлом сезоне я настроился на отъезд из КХЛ. Думал, в этой лиге выступать уже не буду. Перебрался в «Векше», однако шведский хоккей, по большому счету, не оправдал ожиданий. Я там был на хорошем счету, мною были довольны. Но сам стиль игры в элитсерии не такой, как в КХЛ. Русский хоккей очень быстрый, динамичный. Предполагал, что и в Швеции так, однако там совершенно другая тактика. Командам прививают терпение, они сидят в обороне и выжидают. Приноровиться было непросто, да и не чувствовал себя полностью в своей тарелке. И когда ЦСКА завел разговор о возвращении, охотно откликнулся на их предложение. Спасибо «Векше» — клуб не стал чинить препятствий к возвращению.

— Живя в Швеции, за КХЛ следили?

Первые месяц-полтора — нет. Но потом стал понемногу интересоваться. В первую очередь, конечно, делами ЦСКА. Ведь у меня в команде осталось много приятелей.

— В ЦСКА за полгода что-то изменилось?

— Главное отличие — ушел Радулов, придававший команде много энергии. Без Александра у команды несколько изменился характер. Этот парень в каком-то смысле незаменим — других таких просто нет. Теперь его отсутствие пытаются компенсировать сразу несколько игроков. Ну, а мне пришлось заново привыкать к КХЛовским скоростям и темпу. В этом плане хорошо, что у нас сейчас сложный календарь. Сыграли с «Локомотивом», московским «Динамо», сейчас на очереди Минск, вскоре СКА… Считаю, первые после возвращения матчи провел хорошо.

— Как отнеслась к возвращению в Москву супруга? Она ведь финка — в Швеции, возможно, ей было комфортнее?

— По крайней мере ближе к родине. Швеция и Финляндия очень похожи по стилю жизни, разве что финны более сдержанные, а шведы — общительные. Но Мия всегда поддерживает мои решения и следует за мной. Кстати, не скажу, что нам пришлось паковать очень уж много вещей. Переехали относительно налегке.

— В России вы уже прожили немало. Что-то еще вас удивляет?

— Уже нет. Вот поначалу — да, жизнь открывала глаза на многое. Даже после Беларуси, где я пять лет выступал за минское «Динамо». Разница между двумя странами чувствуется. Минск — цивилизованный город, особенно по сравнению с некоторыми местами в России. Самый простой пример — манера вождения. В Беларуси она более аккуратная, водители держатся в своей полосе. В России же в этом плане порой тяжело, особенно в небольших городах.

— Раньше вы защищали цвета «Локомотива». Люди в Ярославле отличаются от москвичей?

— В столице народ привык жить в более скоростном ритме — как, наверное, во всех мегаполисах. Я же сам из Торонто, а это крупный город. Поэтому, наверное, некоторые вещи делаю быстрее, чем выходцы из провинции. Говорю в быстром темпе, да и на льду люблю скорость!

— Если к вам приезжают родные, куда в Москве их ведете?

— Достопримечательности? Ну, само собой, Красная площадь. Всевозможные парки, тот же балет. Кстати, в канун Нового года мы с женой сходили в Большой театр на «Щелкунчика». Я уже второй раз побывал на этом представлении — очень нравится. В Мавзолей никого еще не водил, но хотелось бы. Сам там бывал дважды. Отличное место! Такое неповторимое ощущение — не передать словами. По-моему, оно в Мавзолее возникает у всех.

— Вы знакомы с историей России?

— С дореволюционной — практически нет. Но если брать времена СССР, то в общих чертах представляю, имена правителей знаю. Ленин, потом Сталин, потом… Как же звать этого вождя, который пришел после Сталина в 50-х годах?

— Хрущев?

— Не знаю такого. Хотя, погодите… Это Никита Кручев, да? В Канаде его называют именно так, с ударением на первый слог. Просто я никогда не видел его фамилию, написанную на кириллице, вот и не знал правильного произношения.

— Живя в Канаде, вы слышали такое название — ЦСКА?

— Слышал. Но в основном там этот клуб называют просто Red Army. Мне были знакомы некоторые фамилии — Харламов, Третьяк, Фетисов. Многое знаю о Суперсерии 1972 года, в которой Канада встречалась с СССР. Тогда ведь за советскую сборную выступали в основном армейцы.

— Вы же тогда еще не родились.

— В том-то и дело, что даже мое поколение прекрасно осведомлено о тех встречах. По крайней мере мужская его часть. Знаменитый гол Хендерсона… А те, кто старше, вообще помнят в деталях все перипетии. Это же одно из величайших событий в истории хоккея.

— С кем-то из армейских легенд доводилось общаться?

— Однажды несколько минут беседовал с Борисом Михайловым. А вообще многие ветераны все время около команды, приходят на тренировки…

— Интересно следите ли за футбольным ЦСКА? Может, знаете его нового коуча Виктора Гончаренко — он из Беларуси?

— Раньше иногда смотрел матчи. Помню, как команда выигрывала чемпионат России. Но знакомых там нет. О тренере ничего не слышал. С ходу даже не вспомню фамилий ни одного игрока. Хотя, если подскажете…

— Например, Акинфеев.

— О, это вратарь! Да, его знаю и в лицо.

— На каком уровне говорите по-русски?

— В свое время бросил его изучать, но сейчас решил вновь заняться языком. Не скажу, что без него не могу обойтись в повседневной жизни, однако знание все равно полезно. Даже стыдно столько лет жить в Беларуси и России и не владеть языком. Хотя я в принципе могу общаться. Сейчас провел час у массажиста — все это время он со мной говорил только по-русски. Я понимал не все, но многое. А в прошлом году как-то дал забавное интервью: журналист задавал все вопросы на русском, я понимал без перевода, но отвечал на английском.

— Что вам нужно, чтобы заговорить свободно?

— Ха-ха! Наверное, тренер, который совсем не знал бы английского. У меня такой был только один — в Ярославле. Как же его фамилия…

— Петр Воробьев?

— Да, точно! Хотя постойте — чех Марек Сикора в Минске тоже совершенно не владел «инглишем». А вот Александр Андриевский говорил прекрасно. Как и Кудашов. Квартальнов. С партнерами по ЦСКА тоже можно объясниться.

— Встречали ли в Москве канадцев, не связанных с хоккеем?

— По-моему, ни одного. Я даже не задумывался над этим. Просто все время вращаюсь именно в хоккейных кругах и с другими сферами особенно не пересекаюсь.

— В КХЛ вы уже ветеран. За восемь лет лига сильно изменилась?

— Очень. Раньше хоккей был гораздо более открытым и менее силовым. Сейчас же силовой борьбы много, а забрасывать стало гораздо тяжелее…

— Играете ли вы в хоккейный фэнтези?

— Нет. Хотя, может, и следовало бы. Знаю, что это интересно.

— Можете составить идеальную команду?

— В нападении — Сидни Кросби, Патрик Кейн и Анже Копитар. В защите — Брент Бернс и Дрю Даути. Ну а в ворота поставлю Кэри Прайса.

— А если ограничить выбор игроками, с которыми вам доводилось выступать?

— Тогда в пятерке должен быть я? Хорошо, в нападении еще Александр Радулов и мой приятель Ян Муршак. В защите — Никита Зайцев и Стаффан Кронвалль. А символическое место в воротах доверю Кертису Сэнфорду, с которым мы вместе играли за «Локомотив».

 ‹ Источник | Автор текста: С.Николаев |

ЧАТ Онлайн трансляцииПравила сайта | Помощь сайту | Реклама на сайте

Рекомендовано для вас

↓