Cтатьи

Адольфо Гайч | Я просто фанатик футбола. Это моя страсть | интервью

Большое интервью аргентинского нападающего ЦСКА о разговорах с Федотовым, снятом проклятье и несправедливом отношении мира к России

Адаптация нападающего ЦСКА Адольфо Гайча к российскому футболу получилась сверхдолгой. Он уходил в аренды, возвращался, пытался закрепиться в составе и вновь уезжал. Но этот сезон при Владимире Федотове для форварда, кажется, определяющий. И нельзя не испытывать уважение, глядя, как Гайч сражается за этот шанс в своей карьере.

Встретились в аргентинцем, чтобы узнать:

  • Почему так долго пришлось ждать его голов
  • О чем с ним разговаривает Федотов
  • Как родители отпустили его в «страшную Россию»
  • Почему он не стал приостанавливать контракт и уезжать из ЦСКА
  • В каком российском клубе играют друзья Гайча
  • Какое блюдо в русских ресторанах заставляет его удивляться
  • Какие матчи не пропускает по ТВ, и почему еще ни разу не сходил на хоккей

— Адольфо, когда вы забили «Краснодару» болельщики радовались так, как будто это решающий год в финале Лиги чемпионов. Понимаете, почему именно ваши голы как важны для трибун?

— Это был мой первый гол, который я забил на «ВЭБ Арене», так что и для меня он стал особенным. И по эмоциям для меня это было нечто экстраординарным, с учетом той теплоты, любви, которые исходили от наших болельщиков. Да, я чувствую теплоту, любовь, особенно в последних матчах. Сначала в игре на Кубок против «Торпедо», когда я сыграл первый матч с самого начала. И потом мой первый гол, который я забил на домашнем для ЦСКА поле, этот гол для меня был особенным.

— Вы пришли в ЦСКА два года назад, играете не так много, но вера в вас болельщиков по-прежнему сильна. Вас это не удивляет?

— Нет, я очень много работаю, предпринимаю довольно много усилий, чтобы у меня получилось, чтобы я мог помочь клубу. И я сам становлюсь сильнее за счет того, что приобретаю определенный уровень, за счет моих усердных тренировок. Очень здорово видеть эту любовь, эту веру от болельщиков.

— Понимаете, почему этот ваш путь в голам в России был таким долгим?

— Путь был очень сложный. Но я знал, если буду правильно работать, обязательно появится возможность себя показать. И эту возможность надо использовать. Я понимал, что клуб в меня поверил, когда меня привез в Россию. Поэтому я ни на минуту не сомневался в том, что у меня получится. Я благодарен клубу за доверие, я работал неистово, чтобы отблагодарить клуб.

— Чемпионат России такой сложный?

— Очень сложный чемпионат. Может быть, весь мир не воспринимает наш чемпионат как сильный, но футбол тут очень высокого физического уровня, очень высокой интенсивности. Его недооценивают во всем мире, считают, что российский чемпионат достаточно слабый. Но это не так.

— Чем защитники в чемпионате России отличаются от защитников в чемпионате Аргентины, Испании или Италии?

— Аргентина больше похожа на Россию с точки зрения интенсивности. А в Испании команды играют в закрытый футбол. Нет такого перехода туда-обратно, вперед-назад. В этом и есть разница. В Италии очень сильные защитники. И футбол там более тактический. Там нападающие должны очень хорошо работать.

— Владимир Федотов явно доверяет вам и дает шансы. Вы чувствуете эту поддержку? И хватало ли вам такой поддержки от других тренеров в ЦСКА?

— Для любого игрока поддержка тренера это ключевой момент. Этот самое главное. Я, конечно, чувствую эту поддержку, больше, чем в прошлые периоды моей работы в ЦСКА. Тренер видел мой прогресс, он поверил в меня. И я хочу его отблагодарить тем же самым, той же теплотой, той же моей неистовой, мощной работой на поле. Я хочу ему так все вернуть, играя на поле.

— Вы с ним разговаривали лицом к лицу?

— У нас были беседы. Когда были предложения из других клубов, я принял решение остаться здесь, чтобы сражаться за свое место. И пошли голы. Оглядываясь назад, я понимаю, что, действительно, было правильное решение – остаться здесь, бороться, сражаться за свое место.

— Что говорит вам Федотов?

— Показывает, как я должен работать на поле, как я должен играть в защите. После этого как я должен атаковать, куда бежать. Он все время рядом со мной, он мне подсказывает, подбадривает, он все время меня исправляет. Я чувствую, что при нем я могу расти.

— В каждой работе есть что-то, что нравится делать меньше всего. Что для вас самое скучное на поле?

— Мы же нападающие, нам важно быть по воротам, забивать, создавать моменты. И нам не очень нравится, когда игра закрытая, а опасных моментов мало. Сложно, если ты сидишь на голодном пайке и ищешь эти полумоменты, стараясь выжимать их из ничего.

— Правда, что ваша мама сейчас в Москве?

— И мама и папа сейчас в Москве. И забивать я начал, когда они приехали. Так что получается, что это они нам голы привезли. И они очень довольны, и я доволен, что могу их выводить в город, показывать им все, работать экскурсоводом. Я получаю огромное удовольствие от того, что они сейчас здесь со мной. И от того, что есть возможность проводить время вместе с семьей.

— Говорят, ваша мама общалась с Федотовым?

— Да, после матча с «Краснодаром». В микст-зоне перекинулись словами.

— Он сказал, что узнал ее. Вы так похожи?

— Он так сказал, но я все-таки в папу больше. Если посмотреть на меня, то я, скорее, буду напоминать моего папу.

— Вам 23 года. У вас были подростковые бунты, вы воевали с родителями, спорили с ними?

— Так обычно происходит. Но у меня было по-другому, так как я рано покинул дом, в 12 лет я уже жил за 400 километров от родителей. И это мне помогло, меня закалило. И, возможно, позволило мне перепрыгнуть через этап протеста и подросткового бунта. С этого момента у меня началось сверхбыстрое взросление. И это мне помогло превратиться в мужчину.

— Вы родились в не очень большом городе, знаете кем стали сейчас ваши одноклассники?

— Большинство из них все еще учится, они студенты. Некоторые уже начали работать в деревне. Я родился там, где очень большие сельскохозяйственные угодья, так что многие, заняты в сельскохозяйственном секторе.

— Кем бы вы стали, если бы не футбол?

— Мне даже сложно подумать, что было бы, если бы не было футбола. Я же с детства бил по мячу. Сколько я себя помню, я все время был с мячом.

— Ваши родители читают новости, наверняка они очень за вас беспокоятся. У вас был с ними разговор, стоит ли оставаться в России?

— Да, мы с ними поговорили об этом. Я передал им свою уверенность, сказал, что здесь все спокойно, чтобы они не переживали. Потому что я в хороших условиях, со мной все хорошо. Мне кажется, они успокоились, а сейчас вот приехали и сами убедились в том, что со мной все хорошо.

— Какие у них впечатления от Москвы?

— У них сейчас в головах настоящее сумасшествие происходит. Они просто влюбились в город, он им очень понравился. Они говорят, что Москва замечательная и фантастическая.

— Из-за санкций российские клубы не играют в еврокубках, многие иностранцы приостановили контракты и уехали из России. А вы остались здесь. Тяжело было принять это решение?

— Для меня это совсем не было сложным решением. За пределами России говорится много всего дурного. Потому что люди не понимают реальную ситуацию в стране. Иногда внешний мир несправедливо относится к России. Я так никогда не думал. А раз я не исповедую эти принципы, мне не сложно было остаться в России.

— То, что ЦСКА не играет в еврокубках серьезный удар?

— Жалко, конечно. Но я все время хотел хорошо играть за ЦСКА, не важно – где. Это первый клуб, который реально в меня поверил, привез меня в Европу. И я обязан клубу. И это доверие я обязан оправдать.

— Кстати, где вы живете в Москве?

— В Москва-Сити.

— К новой стране всегда сложно привыкнуть. В какие рестораны вы в Москве ходите?

— Знаю рестораны, где готовят аргентинскую кухню. Но при этом я варьирую, чтобы попытаться привыкнуть и к местной культуре, и к местной кухне. Это же тоже часть культуры.

— Есть блюдо русской кухни, которое поставило вас в тупик: нет, это я есть не буду.

— Нет-нет! Ни одно из блюд не показалось отталкивающим. Мне правда кажется странным один напиток, но может потому, что у нас так не делают. Это томатный сок, красный такой… Он мне кажется сверхстранным. Для нас это что-то невообразимое.

— Москва – город с большим количеством развлечений. Любовь здесь появилась?

— Я никого не искал. Мы можем с ребятами иногда выйти поужинать, но у нас все спокойно происходит. Если положительная динамика продолжится, можно и еще о чем-то подумать. Пока я сконцентрирован только на футболе.

— Сейчас в команде появились новые ребята из Латинской Америки. У вас своя компания в ЦСКА?

— Мы, конечно, связаны, благодаря общему языку. Вы же знаете, мы латиноамериканцы — очень разговорчивые. Но мы с удовольствием общаемся и с другими ребятами, ведь так происходит взаимопроникновение культур. У нас отличное общение в команде, правда! Здесь по чуть-чуть каждой культуры. Порой мы слушаем чью-то музыку, порой начинаем прикалываться над кем-то, можем простебать, подшутить.

— Успехи в русском языке есть?

— Сейчас я собираюсь начать заниматься с репетитором, чтобы лучше понимать своих партнеров по команде, самому изъясняться лучше.

— С кем из ЦСКА у вас сложились дружеские отношения?

— В основном с молодыми ребятами, с теми, кто еще только подходит к первой команде. Вратари наши, например, они молодые ребята. А так же Дмитрий Каптилович, Никита Ермаков, Матвей Лукин.

— Общаетесь на английском?

— Да, на английском, но, я уже начинаю учить русские слова и стараюсь их употреблять.

— Из всех команд в России, кроме ЦСКА, за кем вы следите больше всего?

— У меня друзья в «Оренбурге» работают. Мне бы очень хотелось, чтобы у «Оренбурга» все сложилось удачно.

— Вы любите PlayStation. У вас в ЦСКА есть чемпионат по FIFA?

— Нет, но идея отличная. Пока мы еще не создали этот чемпионат. Надо будет опросить ребят кто во что играет. Сейчас я играю либо один, либо с моими аргентинскими друзьями.

— Любимая команда в FIFA?

— ПСЖ.

— Вы смотрите футбол — игры сборных, другие чемпионаты, еврокубки?

— Я просто фанатик футбола. Это моя страсть. Мне очень нравится футбол. И при первой возможности я смотрю футбол. Понятно, сейчас больше смотрю российский чемпионат, потому что мы здесь ведем борьбу. Но также мне нравится и другие лиги смотреть.

— Какой матч вы не пропустите никогда?

— Лигу чемпионов. Если одновременно будет идти игра ПСЖ и еще какой-то матч, выберу ПСЖ. Это самый высший уровень соперничества и соревнования. Самый красивый футбол. И наряду с английской премьер-лигой, эти два вида соревнований самые конкурентоспособные и зрелищные.

— Почему ПСЖ? Потому что там Месси?

— Да. Я раньше за «Барселоной» следил. Сейчас за ПСЖ.

— Сейчас в чемпионате России лидирует «Зенит», причем с запасом. У ЦСКА есть шансы побороться на чемпионство?

— Без тени сомнений, мы это можем. Мы же показали на их поле, что можем играть против «Зенита». И даже сражаться за победу. Да, мы проиграли, но мне кажется, мы показали отличный характер и хороший уровень игры. Уверен, что у нас есть необходимое количество хороших игроков, глубина нашей скамейки, что позволит нам всерьез бороться за чемпионство.

— Впереди матчи с «Динамо» и «спартаком». Это два принципиальных соперника для ЦСКА. Насколько момент дерби важен для вас как для футболиста?

— На тысячу процентов понимаю значимость дерби и ключевые по важности матчи против исторических соперников ЦСКА. Все сотрудники в клубе, кто работал и до меня, и плюс мы, кто недавно пришли, мы все уже пропитаны значимостью таких побед. И поэтому мы приложим максимум усилий для того, чтобы одержать победу в этих матчах.

— Что вам рассказывали про «спартак»?

— Команда историческая, наше противостояние уходит корнями глубоко в прошлое. Это извечный соперник ЦСКА, с самых первых лет. Без сомнения, очень важный соперник. Перед играми со «спартаком» всегда чувствуется напряженность. Я на своей коже чувствую ту энергию, что витает в воздухе, что исходит от наших болельщиков, как они настраиваются. Суперзаряженная атмосфера во всем клубе. Все, кто работают в клубе понимают, что это особенный матч.

— Вы знаете, что значат буквы «Ц», «С», «К» и «А»?

— Я специально узнавал это в интернете! Central Sport Club Armiya (старательно выговаривает). Да?

— Супер. На вы же знаете, что ЦСКА — это не только футбол?

— Здесь мне нравится баскетбол. В Аргентине тоже очень популярный спорт, все играют. Пару раз был на матче баскетбольного ЦСКА. Хочу и хоккей посмотреть, но шайба так быстро перемещается, что сложно ее увидеть.

— Как вас называют в команде?

— «Танк» или Ади Гайч.

— Когда в команду пришел серб Милан Гайич, вас не начали путать?

— Да, у нас очень похожие фамилии. Когда тренеры на тренировке кричат: «Гаич!», мы оба поворачиваемся.

— Как у вас складываются отношения с легендой клуба Игорем Акинфеевым?

— Очень уважительные отношения, добрые, дружеские. Этого игрок, у который совершенно безупречная траектория карьеры. Общается он со всеми очень хорошо, по-доброму. Это просто что-то невероятное. Как игрок и как человек замечательный.

— Сколько голов у вас должно быть в графе «забитые мячи», чтобы вы после сезона откинулись в кресле и сказали — да, это была крутая работа!

— Я бы забивал два-три гола в каждом матче, я бы никогда не устал забивать голы, будь у меня такая возможность. Я живу голами. С малых лет я хотел забивать. Или создавать голевые моменты, чтобы мои партнеры по команде тоже забивали. Поэтому чем больше, тем лучше. Но главное, чтобы мои голы помогали команде.

— Сейчас, когда вы начали забивать, верите, что заклятье падет и теперь все пойдут хорошо?

— Да, я испытывал очень сильное внутреннее давление от того, что долго не мог забить. При этом и физически, и эмоционально я был в порядке Но общение с партнерами, с тренером, с родителями очень помогло и вот теперь прорвало! Сейчас я испытываю радость и колоссальный эмоциональный подъем.

— У вас есть гол мечты? Как забить и где?

— Никогда не представлял, как забью. Но где — да, мечтал. В финале Лиги чемпионов или в финале Чемпионата мира.


 Источник | Автор текста: А.Вдовин | Источник фото: ЦСКА | Web Images Search Google & Yandex

Рекомендовано для вас