Cтатьи

Бабаян | Понимал, что такой клуб, как ЦСКА, мне сразу не дадут | интервью

Экс-помощник Березуцкого ушел, чтобы строить собственную карьеру.

Григорий Бабаян проработал в ЦСКА один сезон: помогал Алексею Березуцкому строить новый коллектив, отвечал в команде за стандарты, запомнился внешним сходством с генеральным директором. С сентября прошлого года специалист возглавляет «Астану», с которой приехал на зимние сборы в турецкий Белек.

В интервью экс-тренер армейцев рассказал, что был удивлен уходом Чидеры Эджуке из ЦСКА, объяснил, почему тренерский штаб причастен к спаду Юсуфа Языджи, а также вспомнил как Евгений Гинер и Максим Орешкин позволяли штабу заниматься своим делом без каких-либо вмешательств.

— Прошло четыре месяца как вы стали главным тренером «Астаны». Братья Березуцкие, недавно получившие лицензию PRO, пока остаются без команды. Вы поддерживаете с ними связь?

— Да, конечно, поддерживаю, остаемся на связи с ними, поздравляю с праздниками.

— Ранее сообщалось, что Василий решил пожить в Барселоне.

— Тоже слышал, что он часто там, что ему там комфортно. С ним я не на связи, с Алексеем больше общаюсь.

— Собираются ли Березуцкие продолжить тренерскую карьеру в ближайшем будущем?

— Думаю, что да. Они молодые и амбициозные специалисты. Основной проблемой, почему у них не получилось в ЦСКА, было именно то, что без должного опыта они приняли большой клуб. При этом они проделали большую работу. Если бы был вариант, при котором они смогли бы год поработать и адаптироваться условиям, результаты были бы другими. Но это грамотные тренеры, которые хотят учиться и развиваться.

— Какой должна быть команда Березуцких, чтобы у них получилось?

— Сейчас уже любая. Опыт работы в ЦСКА позволяет спокойно сделать это. Думаю, все получится.

— Чему вы научились у Алексея Березуцкого?

Во-первых, Леша — трудоголик. Я приезжал на базу к 9:30, он там находился уже с 8 утра. Он готов был работать с самого утра: проводить анализ матчей, собирать информацию для теории и индивидуальных бесед — все это он очень любил. Во-вторых, благодаря опыту в качестве футболиста он много времени уделял работе с защитниками. Это, безусловно, его плюс.

— Что можно сказать про Василия?

— Топ в плане атмосферы. Он мастер найти правильный подход к футболисту после неудачных матчей. Если Леша — такой выраженный главный тренер, то Вася больше тренер-мотиватор. Такой человек обязательно нужен в команде.

— Когда прошлой зимой Василий вошел в штаб Алексея, что изменилось?

— Изменения были заметны в плане психологического состояния Леши: родной брат дал ему необходимую уверенность, что позволило к некоторым моментам относится легче. Каким бы штаб у тебя ни был, все-таки это родной человек.

— Вы сказали, что Алексей был выраженным главным тренером. Но не было ли такого, что они делили между собой эту роль?

— Возможно, за некоторые моменты отвечал Василий, но все решения принимал Леша.

— Каким при знакомстве показался Чидера Эджуке?

— Простой и спокойный парень. С ним никогда не было никаких проблем, он всегда хотел тренироваться, никогда не опаздывал и все делал вовремя. Готов был слушать и учиться. Ему, кстати, уделялось очень много времени в плане индивидуальных бесед. Мы готовили нарезки по его играм, потому что у него были проблемы с ударами: когда надо было бить, он убирал соперников, когда надо отдавать, уходил в дриблинг и так далее.

— Зная характер Эджуке, вы были удивлены его поведением, когда он покинул ЦСКА?

— Честно говоря, да. Его очень любили в ЦСКА, его любили руководители, для него делались многие вещи. Наверное, это было не совсем его решение, но я был удивлен.

— Кто из новичков, пришедших зимой 2022 года, выделялся характером?

— По характеру Гбамен. Также по своим характеристикам он был одним из лучших опорников лиги. К сожалению, он не до конца раскрылся, но мне всегда нравилось, как он может играть. Если бы он остался еще на полгода, то точно проявил бы себя. Лидером, который пытался тащить за собой, был Юсуф Языджи. Футболист, который всегда мотивировал партнеров и помогал тренерскому штабу.

— Ранее вы говорили, что спад Языджи связан с работой тренерского штаба. Могли бы развить мысль?

— Первые пять матчей он выдал очень хорошие. Но потом мы почувствовали, что у него идет спад как в тренировочном процессе, так и в игре, хотя при это он продолжал забивать. Однако его физическое состояние становилось все хуже и хуже. Думаю, что мы немного упустили момент, когда нужно было его посадить на скамейку, дать специальную работу, чтобы снова вывести на свой уровень. Мы поздно среагировали, что привело к потере его функциональных возможностей. Понадобилось много времени, чтобы вернуть его на прежний уровень. Мы с Лешей это также обсуждали, он со мной полностью согласен.

— В сезоне-20/21 армейцы дважды уступили «Зениту», не сумев забить ни одного мяча. Их игра показалась вам самой сильной в лиге?

— Кстати, нет. Да, в этих матчах мы отталкивались от соперника. Не скажу, что это было суперсложные встречи, но играть было интересно.

— Тогда какая команда удивила вас с точки зрения построения игры?

— «Крылья Советов». Потому что они всегда играли в свой футбол. Не важно, кто у них соперник: «Зенит», «спартак» или ЦСКА. Они всегда играли в свой атакующий футбол. На тот момент у них была собрана топ-команда. Также была видна тренерская рука.

— Как относитесь к гегемонии «Зенита» в чемпионате России?

— Здорово, что у клуба есть такие возможности. Еще лучше, если бы у других клубов были бы такие же. В моем понимании, другим клубам нужно подтянуться к «Зениту», а не «Зениту» опуститься до уровня других. Всегда приятно, когда есть сильные команды. Знаю это по Казахстану: «Астана» и «Кайрат» — примерно два равных коллектива, но когда таких команд больше, нам и в Европе представлять Казахстан легче. «Зенит» — ориентир для российских клубов, к которому нужно стремиться. Мне всегда было приятно, когда мы играли против них.

— Как вам игра команды Федотова?

— Когда у меня было время до прихода в «Астану», смотрел почти все матчи. Команда использует ярко выраженную схему 3-4-3, но при этом перестраивается внутри схемы исходя из соперника. В целом, они показывали интересный футбол с хорошим балансом между обороной и атакой. В матчах, которые я смотрел, казалось, что им не хватало завершения. Несколько игр должны были выиграть, но не получалось. Подводя итог, можно сказать, что команда показывает стабильную игру.

— Преображение Чалова — заслуга Федотова?

— Считаю, что да. Тренер сумел вытянуть из футболиста нужные качества. В свое время мы много работали с Федей над завершением. У него очень высокий класс: каждый второй мяч на тренировке он клал в ворота, после занятий оставался и работал над собой. Федотову удалось это вытянуть. У нас не получилось.

— Может быть, поездка в Европу его вдохновила?

— Это в том числе сыграло свою роль. В тот период мы, конечно, были на связи. Он увидел, как работают люди, что заставило пересмотреть где-то и свое отношение.

— Чалов снова начал забивать, но при этом Заболотный плотно сел в запас.

— Этот момент меня удивил. Это футболист, который хорошо играет вверху, который хорошо работает на стандартах, что ни раз доказывал. Не знаю, что случилось, но сейчас он не похож на того Заболотного, которого видел я. Не говорю, что он был супер-топ, но определенный уровень у него был, не опускался ниже определённой планки.

— У вас нет желания пригласить в «Астану» кого-то из ЦСКА? Может быть, попросить взять в аренду футболиста, который не проходит в состав армейцев? Того же Заболотного, к примеру.

— Очень хотелось бы, но у «Астаны» другие финансовые возможности, поэтому мы не можем взять себе того же Заболотного.

— Когда Егор Ушаков сверкнул весной прошлого года, вы отгораживали его от внешнего мира, чтобы парень не «поймал звезду»?

— Лично с Егором разговаривал о том, как себя нужно вести. Он вообще любитель давать интервью и выкладывать информацию о себе, поэтому говорил ему, чтобы одно другому не мешало. Шутили, что только начал играть в футбол, а уже 200 интервью раздал (смеется). Продолжаю следить за его развитием. Если будет усердно работать при правильном отношении к делу, то будет спокойно играть в ЦСКА.

— Вы часто виделись с Гинером и Орешкиным?

— После каких-то игр были беседы или встречи. Чаще были с Орешкиным, когда после матчей он заходил в раздевалку. Мы обсуждали игру, он задавал вопросы, мы отвечали и так далее.

— Какими они показались в общении?

— С Гинером мы общались реже. В каком-то вопросе он мог спросить наше мнение и никогда не навязывал свое. С Орешкиным виделись чаще. Понятно, что это очень серьезные люди, но они с нами абсолютно нормально общались. Люди, знающие, как надо строить клуб. На мой взгляд, это большие профессионалы, потому что они тебя не учат, а дают возможность заниматься своим делом. Они очень сильно любят футбол и могут сделать для своего клуба все что угодно.

— После ухода из ЦСКА вы говорили, что хотели бы съездить на стажировку в Европу. Получилось?

— Нет. Планировал съездить в ноябре, у меня был серьезный разговор с немецким клубом. Плюс хотел съездить в голландскую команду. Устно все обговорили, но потом мне поступило предложение из «Астаны», поэтому пришлось все отменить.

— Были ли у вас предложения продолжить карьеру в России?

— В России не было.

— А за рубежом?

— Там было 2-3 варианта, но команды назвать не могу.

— Вариант продолжения карьеры в ЦСКА в штабе Федотова был абсолютно невозможен?

— Находясь еще в штабе Березуцкого, сказал, что отработаю сезон до конца, а затем начну строить свою карьеру. О таком решении сообщил еще зимой. Если ЦСКА бы предложил мне стать главным тренером, я бы согласился. Конечно, работа в армейском клубе и чемпионате России стала для меня огромным опытом, нисколько не жалею. Для меня было важным попробовать себя на другом уровне, пусть и в качестве помощника. Понимал, что такой клуб, как ЦСКА, мне сразу не дадут, надо было окунуться в атмосферу и понять, как это все работает. Мы быстро нашли общий язык с Алексеем. И в целом там собрался такой уютный штаб, что было очень комфортно работать.

— Не рассматривали ли вы вариант дальше идти с Березуцкими? Понятно, что после ЦСКА у них нет клуба, но при предложении от кого-либо пошли бы за ними?

— Нет, мне надо было сделать следующий шаг и стать главным. С удовольствием работал с Лешей, но больше года это делать сложно, потому что у тебя есть свои идеи, свое видение, свои мысли. И ты хочешь реализовать их. В статусе помощника это делать невозможно.

— В дальнейшей карьере вы уже никогда не согласитесь быть помощником?

— Думаю, что нет.

— Вы ехали в ЦСКА, чтобы получить новый опыт. Вы его сейчас применяете? Получилось ли задуманное, за чем ехали в Россию?

— Мы стараемся внедрять какие-то моменты в плане организации, медицины, питания и многого другого. У ЦСКА, например, очень сильная аналитика, но мы зависим от финансовых возможностей, поэтому не можем позволить себе то, что могут российские клубы.

Самая большая проблема чемпионата Казахстана — инфраструктура, она у нас очень слабая. Сейчас этому нужно уделить большое внимание. Мы об этом говорим уже 20 лет, но ничего не меняется. Если будет инфраструктура, то и народ пойдет на футбол. Казахский народ очень любит эту игру. Картинка, маркетинг и PR пока также не на высоком уровне, что тоже проблема. Но думаю, что после успешного выступления сборной в Лиге Наций у нас начнут уделять больше внимания развитию футбол, что позволит двигаться вперед.

Российский футбольный сезон возобновится 22 февраля матчами Кубка России. 3 марта продолжится розыгрыш РПЛ.


 Источник | Автор текста: М.Гончаров | Источник фото: ЦСКА | Web Images Search Google & Yandex

Рекомендовано для вас