Cтатьи

Игнашевич | Важным игроком в центре защиты сборной может стать Дивеев | интервью

Главное из разговора с Игнашевичем:

  • Почему Саутгейт выбрал схему с тремя защитниками в финале. Логика в этом была
  • В России есть тренеры, которые умеют ставить позиционный футбол. Например, Слуцкий и Гончаренко
  • Как невысокая интенсивность РПЛ влияет на матчи сборных
  • Российским тренерам недостаточно доверяют. Хотя хватает молодых специалистов с современными идеями
  • О разнице менталитета российского футболиста и европейского
  • Почему в России никогда не будет своего Мбаппе
  • Футбольные люди понимают, что главная проблема российского футбола не в тренер сборной
  • О том, как Черчесов пообещал игроками обыграть испанцев на ЧМ-2018 (если они выполнят план) и тем самым дал футболистам уверенность
  • Опыт в «Торпедо» — бесценен, но судейство в ФНЛ — средневековье
  • У Игнашевича есть вариант тренировать в Европе, но пока хочет добиться успеха в России

— Вы впервые смотрели крупный турнир сборных уже как тренер. Главные впечатления?

— Если говорить о тенденциях, то половина команд играла по схеме в три центральных защитника. Эта схема сейчас в европейском тренде. Ее использовали с переменным успехом, но тот факт, что такие команды как Австрия, Швейцария (весь турнир с тремя центральными защитниками), Дания (дважды играли по этой схеме), Украина (тоже дважды) смогли пройти далеко, показателен.

Очень понравилась Италия, которая сумела во время подготовки к турниру эффективно поработать над организацией атакующих и оборонительных действий. Итальянцы знали, как начинать атаки от своих ворот, как играть в позиционной атаке. Они выделялись на фоне остальных сборных. Если, конечно, вынести за рамки Испанию, которая последние лет 20 всегда играет по одним и тем же принципам.

Единственное слабое место в Италии — это центральные нападающие. Ни Белотти, ни Иммобиле не дотягивали до топ-уровня. Это позиция у них проседала. Будь у Италии нападающий уровня Кейна, например, думаю, они бы без серии пенальти выиграли и полуфинал, и финал.

Мы видели роль Бонуччи, который не только хорошо играл в обороне, но и, по сути, начинал все атаки. Просто разрезал полузащиту соперника первым пасом — и при выходе из обороны, и на чужой половине поля. Безусловно, это тренерская работа. Манчини дал ему такую свободу, наделил полномочиями. И его решение было эффективным.

— На прошлых турнирах побеждали сборные, игравшие строго: Португалия-2016 и Франция-2018. Сейчас три полуфиналиста из четырех играли в атаку: Испания, Италия — понятно, Дания тоже старалась так действовать — в меру своего уровня. Футбол сборных становится более смелым?

— Вообще считаю, что играть от обороны в матчах сборных — стратегически неправильно. Поскольку ты можешь скорее проиграть на длинной дистанции турнира. Играя же 4-3-3 с пятеркой атакующих игроков, ты можешь выиграть всё. Что показывали сборные Хиддинка в 2008-м, Адвоката в 2012-м (та команда тоже могла далеко пройти), и это продемонстрировала сборная Италии. Можно, конечно, залезть высоко, играя организованно в обороне. Но для такой слаженной работы главному тренеру понадобится много времени на подготовку, а в сборной его нет. Поэтому, считаю, атакующая тактика на уровне сборных более эффективна.

— В чем тогда логика Саутгейта, который играл осторожно? Например, с Германией и Италией переходил на три защитника.

— Германия играет 3-4-3, поэтому два фланговых игрока вместе с тройкой атаки создадут впереди преимущество против четырех защитников. Оборона просто не справится, если все пятеро будут регулярно выбегать в атаку. Мы видели, что было в матче Германии с Португалией, которая играла в четыре защитника. Верхняя пятерка немцев просто разорвала соперника. Поэтому Саутгейт логично решил отзеркалить схему.

Что касается финала, то ту схему, которую он выбрал, с одной стороны можно назвать как оборонительной, так и контратакующей. Собственно, этот план сработал уже на второй минуте. И в дальнейшем, они вполне могли поймать итальянцев в быстрой ответной атаке. Как только счет сравнялся, Саутгейт вернулся к 4-3-3, и игра уже была другой. Итальянцы продолжали контролировать мяч, но уже по инерции. То есть в решениях англичан была логика, план работал: насыщение обороны пятеркой игроков и быстрые выходы в атаку.

— Глядя на тенденции в клубном европейском футболе, где все больше атакующих команд, на смелые сборные на Евро-2020, кажется, что Россия серьезно отстает в этом плане. У нас мало команд, которые строят игру через хорошую позиционную атаку.

— У нас есть тренеры, которые могут хорошо поставить позиционную атаку. Если говорить про ФНЛ, то так играют, например, «Балтика», «Алания», у которых процент владения мячом под 60%.

Но исполнителей высокого уровня у нас не хватает. Потому что, играя 4-4-2 против 4-3-3, или, когда схемы зеркалятся, то все решают единоборства 1-в-1 на разных участках поля. Например, верхняя четверка атакующей команды против нижней четверки обороняющейся команды.

Если нет индивидуально сильных исполнителей, то ты упираешься в то, что у тебя игрок не может обыграть один в один, и схема просто не работает. Тогда нужно создавать численное преимущество в атаке и обороне. А возможно делать акцент на одну из линий.

В этом смысле на Евро очень эффективно играла Германия. Да, проиграли англичанам, пропустили на контратаках, не забили свои моменты и вылетели, но в целом была видна надежность в обороне, создавалось преимущество в атаке — много моментов создавали с чемпионами мира французами, с португальцами. То есть эта схема в три центральных при правильном использовании может работать и в обороне, и в атаке.

— Кто в РПЛ хорошо ставит позиционную атаку?

— Слуцкий и Гончаренко любят играть в позиционный футбол. Кстати, Манчини в «Зените» работал по тем же принципам. Шаронов был у него на стажировке, Зырянов был уже тренером в молодежке «Зенита», они оба делились со мной мнением о его работе. И было видно все: организация начала атаки, позиционной игры, перехода в оборону. То, что мы видели на Евро в сборной Италии, было и в «Зените». Но у нас его схема барахлила.

— За кем из тренеров РПЛ следили более внимательно в прошедшем сезоне?

— Безусловно, смотрел матчи ЦСКА, потому что это для меня родной клуб. Было любопытно наблюдать за работой Стукалова в «Уфе», потому что хорошо знаю его по работе «Велеса» в ФНЛ. Он отлично поработал в концовке чемпионата.

Следил за играми «спартака», потому что Тедеско играл 3-5-2, эту схему я тоже использовал в «Торпедо». Было любопытно, по каким принципам у него строится игра в атаке, поэтому смотрел все матчи.

— Как вам интерпретация схемы от Тедеско?

— Интересно. Кстати, она очень похожа на ту схему, при которой мы играли с Газзаевым в 2005-м и выигрывали Кубок УЕФА. Три центральных защитника: у ЦСКА были мы с Березуцкими, у «спартака» — Жиго, Джикия, Маслов. Два латераля: у нас слева Жирков, справа Одиа, у «спартака» — Айртон и Мозес. Два опорника: тогда — Рахимич и Алдонин, сейчас — Крал и Умяров. Под нападающим у ЦСКА был Карвальо, у «спартака» играл Промес. Ну и два нападающих: Олич-Вагнер и Ларссон-Соболев. Были такие же принципы как в атаке, так и в обороне. Единственное, по исполнителям тот ЦСКА был посильнее, конечно. У нас были волшебные бразильцы.

— Очевидно, что в РПЛ ниже темп и интенсивность в матчах, чем в Европе. Насколько это важно?

— Этот Евро показал, что футболисты из топ-5 чемпионатов разительно отличаются от игроков других лиг. Взять даже тех же швейцарцев, датчан и австрийцев, у которых большинство играют в топ-5. Уровень интенсивности, предложенный этими футболистами на Евро, отличался от, например, уровня игроков сборных России, Венгрии, Северной Македонии. На каких скоростях играли датчане против нас или австрийцы в матче с Украиной все видели.

Лучшие футболисты мира за последние 10 лет уехали в топ-5 чемпионатов. Сказался и финансовый кризис — из России ушли деньги и классные игроки. Лучшие играют и конкурируют в топ-5 — каждый день, на каждой тренировке. Естественно, что они растут там.

Что делать нам? В идеале нужно уезжать, использовать какие-то другие механизмы — работа с лимитом. Игрок должен иметь перспективу профессионального роста. Зарплаты в России его конечно тормозят.

— Нынешний лимит «8+17» как временное решение — это нормально?

— Честно, я против всяких лимитов. Но понимаю, что какие-то ограничения нужны. Возможно, потолок зарплат как в Голландии, где свои футболисты имеют потолок, а иностранцы могут выходить за его предел. Возможно, как в Англии, где иностранец должен провести определённое количество матчей за сборную.

Но мы не должны копировать чей-то опыт, должны выбрать свой путь. Потому что у нас есть климатические особенности, особенности менталитета и так далее. Нужно заниматься вопросом профессионально, это не должно быть волевым решением нефутбольных людей. На мой взгляд, необходим профессиональный комитет, который бы занялся анализом и пришел к эффективному решению этого вопроса.

— Может ли команда существовать вне особенностей и трендов лиги? Условно говоря, 15 клубов играют медленно, но 16-я команда — за счет тренировочного процесса, какого супервосстановления — не сливалась бы с общим уровнем, а выдавала свой.

— Практика показывает, что нет, не может. Даже «ПСЖ» это показывал в последние годы. С таким великолепным набором футболистов они выигрывали во Франции, но добиться успеха в еврокубках не получалось.

Можно взять, например, — «Лудогорец» и чешскую «Славию», которые у себя в чемпионате эффективно побеждали, и в Европе они даже могут выстрелить, дойти до ¼ финала Лиги Европы, но стабильно играть на высоком уровне в слабом чемпионате и регулярно добиваться успеха в еврокубках невозможно.

Меняются футболисты: лучших — сразу забирают. Плюс тренеру в таких условиях сложно работать. Такова тенденция, хотя и есть исключения.

Например, «Аталанта», где Гасперини шестой сезон работает — и все это время ему дают возможности улучшать свою команду, брать более сильных исполнителей. Руководство доверяет тренеру, и команда растёт.

Видна работа не только Гасперини, но и его штаба. Это самая физически сильная команда Италии. Во всех матчах Серии А игроки «Аталанты» доминировали в этом компоненте. Футболисты «Ювентуса» отлетают от них в единоборствах, с «Интером» они выигрывают 60 процентов единоборств. Хотя еще пару сезонов назад многих игроков «Аталанты» никто не знал.

— Можно ли как-то менять структуру лиги, чтобы повышать интенсивность? И вообще что можно сделать еще?

— Очень важна роль тренера. Я и как футболист это понимал, и сейчас вижу, что насколько качественно и интенсивно команда тренируется, так она и играет. Все идет от тренировочного процесса.

Считаю, у нас хорошая тренерская школа. Говорю не только о наших мэтрах, но и о тех молодых специалистах, которые сейчас на виду — работают в ФНЛ и РПЛ. Вижу по Академии тренерского мастерства, где мы учимся и общаемся, что они понимают тенденции современного футбола, знают ключевые требования к тренировочному процессу.

Поэтому нужно больше доверять своим. Но пока этого доверия мало. Сегодня есть тренд на приглашение иностранцев. Мы, порой, приглашаем иностранца, не зная его настоящего потенциала и способностей, но лишь бы не своего. Потому что сложилось ощущение, что наша тренерская школа работает в дремучем лесу, а это не так. Нужно искать, находить и доверять.

Это важно, потому что мы сильно отличаемся от европейцев. Те же Манчини, Эмери, Адвокат, Капелло, да и тот же Хиддинк столкнулись со сложностями российского менталитета.

— В чем это выражается?

— Например, Сарри, когда работал в «Челси», очень хорошо сказал про разницу между английскими и итальянскими футболистами. Итальянцу не надо объяснять, как надо правильно играть тактически, он этому обучен и выполнит это дисциплинированно. Но заставить его регулярно тренироваться на максимуме сложно. А англичанина не надо заставлять тренироваться с высокой интенсивностью, они очень мотивированы, но ограничены тактически. Российский футболист ни тактически не выделятся, ни физически. И там, и там есть проблемы. Это работа тренера, но в первую очередь пробел в детского-юношеском футбольном образовании.

Детские команды гонятся за счётом на табло, а не за прогрессом своих игроков. К 17 годам футболист должен быть футбольно образован. Крайний полузащитник обязан уметь правильно открываться, обладать фланговой передачей, дриблингом, обыгрывать один в один. Нападающий должен уметь играть в одно касание, играть головой. Защитник должен знать, какой ногой правильно подстраиваться под мяч — дальней или ближней. Ну то есть простые вещи.

Вот я работал в молодежке ЦСКА, видел все молодежные команды, видел футболистов, тот продукт, который выходит из школ. Игроки слабо образованные. Некоторые школы уже с 12-летними детьми работают над тактикой, прессингом, стандартами. С детьми, которые едва по мячу научились правильно бить. Здесь необходимы реформы.

Например, в Бельгии до 11 лет запрещено детям играть в подкатах. Они учатся правильно стоять на ногах, ставить корпус. Потому что, конечно, проще прыгнуть на задницу и всё. Ты нарушил правила или выбил мяч — одно из двух. Но перемещаясь на ногах, ребёнок не только станет сильнее, но и научится занимать правильную позицию.

Есть пример Англии, где до 14 лет (даже до 18) нет чемпионатов на весь год. То есть полно примеров. Да, нельзя все скопировать и взять себе, но мы должны искать и брать всё самое лучшее.

— На Евро российские игроки даже визуально отличались от представителей серьезных сборных: наши медленнее работают с мячом, редко идут в дриблинг, часто перестраховываются, играют проще, банально координационно выглядят хуже. Это уже системное?

— Конечно. Тут опять возвращаемся к тому, что наши соперники играют с лучшими в топ-5 лигах. Естественно, они лучше стоят на ногах, они более конкурентоспособны, другая интенсивность. Там играют по 60-70 матчей в год, мы вместе со сборными максимум 50. Плюс зимой — 3 месяца товарищеские матчи, а не официальные.

Ну еще и времена изменились. Если помните был такой мультфильм «Как казаки в футбол играли». Там был понятный образ немцев — дисциплинированные рыцари. Французы — техничные игроки, джентльмены, которые снимают шляпу. Англичане были хитрыми, перепрыгивали через лужи и так далее.

Лет 20-30 назад у всех была своя культура, понимали, как кто играет. Но за последние годы — ввиду миграционной политики в европейских странах — все изменилось. Смотрите сколько африканцев во французской сборной, 90 процентов состава. Сколько — в сборных Германии, Нидерландов, Англии, во всех западных странах. У итальянцев играли Эмерсон и Жоржиньо, по сути, натурализованные бразильцы.

Надо ведь понимать, что в России никогда не будет таких футболистов как Мбаппе, как Дембеле, как Десайи, Зидан, Бензема. Просто потому что у нас совсем другая генетика. Не появится у нас игрок как Мбаппе, который сможет убегать от любого футболиста в мире, делать фору в два метра после рывка на пять метров. И мы уже тут уступаем.

Если раньше при Лобановском, обладая хорошей физической подготовкой, мы имели шансы против лучших футболистов мира, могли загнать итальянцев высоким прессингом, играть первым номером с голландцами, то сейчас это сделать гораздо сложнее.

Французы — уже не те французы — романтики. Немцы не те, кто играет только за счёт дисциплины в своих рядах. Они уже действуют первым номером, и ты попробуй догони того же Гнабри.

— Мы много слышали, как Дания 10 лет назад поменяла футбол, как Англия провела революцию в своей системе. Понимаете, почему за 30 лет Россия идеологически не пришла к своему пути в футболе? У нас, кажется, до сих пор нет четкой стратегии.

— Стратегия есть, есть умные руководители, которые все понимают. Возможно не хватает ресурсов и влияния руководителей РФС на детские футбольные школы. У нас нет великолепной национальной парижской академии. У нас школы, по сути, частные, и у всех свой подход к формированию молодого футболиста.

Вижу, как работают те же московские школы… Вот мы говорим простые вещи: не играть на результат, воспитывать футболиста технически и тактически образованного, чтобы потом была возможность заработать на сильном игроке, продав его в топ-клуб. Но по факту, многие по-прежнему нацелены на результат. Нет результата — тренера убирают.

Взять, например, молодежь сборной Германии. Им не хватает опыта, но они прекрасно обучены, как технически и тактически: защитники знают, как играть в три центральных и в два; крайние полузащитники с дриблингом, подачей; центральные — играют спиной к чужим воротам, обладают длинной передачей. Я смотрю как расставляются защитники при аутах в обороне и понимаю, что это не работа тренера молодежки. Их научили в школах, ввиду системного подхода во всех возрастах. И через несколько лет в национальной сборной им не надо будет объяснять эти моменты — они будут работать над более сложными тактическими взаимодействиями.

— Результат сборная России на Евро — это максимум, исходя из текущий ситуации?

— Ну датчане класснее, чем мы. Бельгийцы — тоже. Мы могли с третьего места выйти с лучшей разницей мячей, а потом нам могло повезти в 1/8, как Украине, могли бы выйти в ¼, но опять же — это все закрыло бы глаза на те проблемы, о которых мы говорим.

— Кто-то из сборной на Евро оставил о себе положительное впечатление?

— Пожалуй, Сафонов. Выйдя против Финляндии и Дании, на мой взгляд, показал хороший уровень. Было видно, что он готов к игре на этом уровне, в том числе ментально. Ошибка ли первый гол с датчанами? Очень похожий гол в финале Кубка УЕФА пропустил Акинфеев — от «Спортинга». Поэтому, думаю, если бы Сафонов вытащил этот удар, это было бы что-то невероятное. Сложный мяч.

— Лидеры сборной — Миранчук, Головин, Дзюба — не разочаровали? На фоне европейского уровня ничем не выделялись.

— Черчесов в интервью сказал, что Миранчук не готов был играть все матчи по 90 минут, поскольку мало играл в «Аталанте». Поэтому они дозировали ему нагрузку. Что касается Головина, то он сыграл на своем уровне. Это индивидуально сильный игрок, он очень много брал на себя на этом Евро, может, где-то даже в ущерб атакующим командным действиям. Пытался взвалить на себя роль лидера и помочь команде. Но, к сожалению, поддержки не хватило.

Дзюба — зависимый игрок. Если его не нагружать так, как это делают в «Зените», то его минусы, ввиду того, что он не объемный игрок, сразу вылезают на поверхность. Всем трем — Дзюбе, Миранчуку и Головину — не хватило поддержки.

— Вы работали с Черчесовым как игрок, работали в его штабе какое-то время. Какие важные качества его определяют?

— Он — хороший мотиватор. Это вообще тонкий момент. Например, выбирая одну линию поведения, ты можешь положительно повлиять на одну группу, но отрицательно — на другую. Черчесов хорошо влиял на команду.

Он лидер. Это проявляется в том, что он никогда не дает в обиду игроков. И если критикует их, то делает это, на мой взгляд, справедливо. Форма подачи может быть разной — кому-то нравится, кому-то нет. Но я, как бывший спортсмен, считаю, что футболисты амбициозные люди — и слова Черчесова пойдут на пользу всем тем молодым игрокам, про которых он часто говорит.

Плюс он умеет держать удар и брать на себя ответственность за ошибки. Это все качества, присущие лидеру.

— Смотрели пресс-конференцию Черчесова?

— Не смотрел, читал.

— Какое впечатление осталось?

— Я достаточно неплохо знаю Черчесова, работал с ним. Думаю, что, возможно, из-за формы подачи или трактовки некоторые из его тезисов оказались непонятыми публикой. В частности, когда он говорил о результате, который не всегда зависит от работы. Совершенно очевидно, что в спорте это так. Есть много сопутствующих факторов.

— После Евро было много критики в адрес Черчесова. Нет ощущения, что мы все проблемы нашего футбола (и не только тренерские) скидываем на него? А какие-то глубинные вопросы упрощаем до простой фразы «надо заниматься детским футбол», а не конкретизируем.

— Все, кто взвалил наши неудачи на главного тренера, в большинстве своём нефутбольные люди. Специалисты понимают, что главные проблемы находятся глубже зоны ответственности тренера сборной.

— Когда сравнивают этот Евро и ЧМ-2018, говорят, что у сборной-2018 была особая химия, а этой не хватало куража. Про кураж говорил и сам Черчесов на пресс-конференции. В чем выражалась там самая химия в 2018-м?

— Любой опытный тренер тебе скажет, что футбольная команда держится на крепкой центральной оси: хороший центральный защитник, центральный полузащитник и центральный нападающий. В этой сборной не было защитника-лидера. Центральные полузащитники с 2018-го года не прогрессировали. Вратарь не выручал. Был один Дзюба, который, безусловно, зависим от партнеров. Получается, на трех ключевых позиций — не было лидера в двух.

— Слышал историю, что перед 1/8 финала с Испанией на ЧМ-2018, когда сборная возвращалась на базу из Самары, капитан самолета сначала объявил, что попали в плей-офф на Португалию, и все восприняли достаточно позитивно. Когда же пилот поправился и назвал Испанию, то сборная чуть притихла. И Черчесов чуть позже подошел к игрокам и сказал: «Я слышал вашу реакцию, но, поверьте мне, мы обыграем Испанию, если сделаем все, как надо. Потому что команда без тренера — априори слабее».

— Так и было, только Черчесов подошел не в самолете, а на теории по прилету. Сказал, что видел нашу реакцию на соперников. И потом нам действительно в тренировочном процессе и на теории наглядно показал, как можно против этой сборной играть и добиваться результата.

Как мы восприняли те слова? Это естественная реакция хорошего тренера — сразу предложить план игры против сильной команды. Если бы тренер сам как-то эмоционально реагировал, не был в себе уверен, то команда это бы почувствовала. Черчесов правильно поступил, сразу предложив план. Это были важные слова.

Другое дело, что в том матче мы не смогли регулярно выбегать в атаку. Испанцы быстро забирали мяч и продолжали доминировать.

— Но до выхода Иньесты моментов у них почти не было.

— Кстати, та же проблема была у них и сейчас на Евро. До штрафной доходили, а дальше не хватало ресурсов. Если еще впереди исполнители вроде Оярсабаля, Морено, Ольмо, то выиграть Евро тяжело. Сразу видно, почему они играют в «Реал Сосьедаде», «Вильярреале» и «Лейпциге», а не топ-клубах.

На крупных турнирах все видно, как на ладони. Беррарди провел великолепный сезон в «Сассуоло», и Манчини делал на него ставку, но на Евро сразу проявился его общий уровень. Загубив много атак на групповом этапе, Беррарди сел на лавку, и стало понятно, почему он не играет в «Ювентусе» или «Интере».

— Видите кого-то из молодых, кто может стать важным игроком в центре защиты сборной?

— Ответ на поверхности — это Дивеев. У него есть потенциал, надеюсь, он его реализует. Несмотря на юный возраст, у него уже сейчас мало тактически ошибок, а на позиции центрального защитника это играет ключевую роль.

Жиго из «спартака» может решить эту проблему. Он вроде бы не заигран ни за какую сборную, плюс уже адаптирован к нашим условиям. Жиго — классный защитник. Чем выделяется? Великолепные лидерские качества, силён в единоборствах, технически тоже находится на хорошем уровне. Видно, что у него европейская школа.

— Есть вероятность, что сборную возглавит иностранец. Как к этому относитесь?

— Мне эта идея не нравится. Я много лет был в сборной, знаю, с какими сложностями сталкивается иностранец в нашей стране. Было много трагичных и комичных ситуаций, когда тренеры не знали, как реагировать на то, что выкидывал российский футболист. Примеры? Когда ребята на сборе пошли в ночной клуб, а Хиддинк потом начал показывать, как игрок неправильно с девушкой танцует. Была история с Капелло, когда футболист во время речи тренера на поле стоял и держал ногу на мяче. Это не понравилось Капелло, он обиделся, развернулся и ушел.

Если доверять сборную иностранцу, то без помощи российских специалистов, ему будет сложно. Как это было у Хиддинка. Все его ошибки в работе с российскими игроками исправляли Бородюк и Корнеев.

— Одним из кандидатов в сборную назывался Боаш. Вы были у него на стажировке в «Марселе». Что запомнилось?

— Было любопытно посмотреть недельный цикл тренера, который поработал на самом высоком уровне. Был очень рад тому, что те нагрузки, средства, которые мы используем в тренировочном процессе, совпадают с тем, что делает один из лучших тренеров Европы.

Понравилось, что Боаш был открыт, очень много интересной информации рассказал, делился материалами. Например, показывал аналитический отчет при подготовке к финалу Кубка России его «Зенита» против ЦСКА.

Там было вообще все: индивидуальные качества игроков, как они играли в кубковых турнирах, сколько матчей в карьере, какие позиции занимают при стандартах — в обороне и атаке, скоростные данные. Чуть ли не моральное состояние каждого игрока перед матчем было отображено. Он знал о сопернике вообще все.

— Главное, что дал вам опыт самостоятельной работы в «Торпедо»?

— Это был бесценный опыт. Очень благодарен Елене Еленцевой (экс-президент «Торпедо») и Роману Авдееву (владелец «Торпедо»), что предоставили такую возможность. Опробовать свои идеи, понять могу ли я вообще тренировать, правильно ли выбрал новую профессию. Считаю, что мы провели хорошую работу с командой.

— Момент столкновения идей с реальностью был труден?

— Один из ключевых моментов — оценка возможностей футболиста. Тем более если тренер играл на высоком уровне, а потом работает с футболистами другого класса. На мой взгляд, тренер обязан предъявлять высокие требования команде и стараться тащить наверх сильных. На этом уровне, слабые игроки сидят в своём болоте, и только единицы стремятся наверх. Нужно искать сильных и с ними стремиться в РПЛ.

— Судейство в ФНЛ — это боль? Или все более-менее справедливо?

— Это просто средневековье по сравнению с тем, что сейчас происходит с появлением ВАР и в РПЛ, и в еврокубках. Можно вспомнить, что было несколько лет назад — до ВАР. По ТВ ФНЛ не показывают, поэтому порой просто терпения не хватает.

— Некоторые из этих ошибок могут быть предвзяты?

— Конечно.

— Как это искоренять?

— Только ВАР. Больше ничего не поможет.

— В правильной среде ФНЛ должна быть подпиткой для РПЛ в плане молодых игроков. Много талантов увидели в ФНЛ?

— Такие ребята есть. Тот же Денис Макаров в позапрошлом сезоне там играл за «Нефтехимик», сейчас ярко проявляет себя в «Рубине». Самошников у меня был в «Торпедо», сейчас вызывается в сборную. Материал есть, не скажу, что просто кладезь талантов, но каждый сезон 2-3 игрока, которые могут заиграть на хорошем уровне в премьер-лиге.

— Много разговоров о Пиняеве. Понимаете почему?

— Талантливый футболист, быстрый, резкий, умеющий обыгрывать один в один. У него есть потенциал, но пока рано говорит о том, что он в будущем точно станет топом. Парень совсем молод. Его функциональный потолок пока не понятен.

— Когда вы говорили об игре разными схемами в ФНЛ, то упомянули, что многое упирается в общий уровень футболистов, и что в ФНЛ он невысокий. Сейчас такое поколение, которое болезненнее относится к подобным словам от тренера. Не думаете, что такая фраза может кого-то обидеть и они решат: ну значит не будем биться за него?

— Обидчивые футболисты всегда были, есть и будут. Другое дело, что ценности современных игроков поменялись. Если раньше поколение играло за ромбик, потом — за деньги, то сейчас люди делают карьеру. Карьеристов стало больше.

Это ни хорошо, ни плохо, просто надо принять это как данность. И исходя из этого строить отношения с игроками. У них ориентиры теперь другие — Левандовский, Рэшфорд, Месси, Роналду и так далее. Они видят не только их игру, видят Инстаграм, образ жизни, материальные ценности, статус в обществе. Не всех мотивируют только деньги. Многие стремятся построить успешную карьеру, и им нужно в этом помогать. Нынешнее поколение молодых игроков не зациклено на ромбике, и это надо учитывать в работе с ними.

Поэтому их родители, агенты нанимают индивидуальных тренеров по физподготовке, стилистов, людей, которые ведут Инстаграм, финансы и т. д. Они уже работают на проект. Нужно быть готовым, что такой футболист будет у тебя в команде и понимать механизмы управлениями таким игроком. Он должен верить, что ты наставник и помощник в реализации его задач. Чтобы он доверял тебе, принимал идеи, но в то же время не забывал самого главного — командный успех поможет ему прогрессировать быстрее.

Возможно, это то, с чем столкнулся Моуринью в последние годы. Может быть, те ценности и требования, которые разделяли в предыдущих командах Матерацци и Ибрагимович, сейчас не так эффективны в работе с молодыми Деле Алли и Шоу.

— После ухода из «Торпедо» были предложения о работе в РПЛ, ФНЛ?

— В РПЛ — нет.

— Какие планы сейчас? Просто ждать нового шанса?

— Есть вариант уехать в другой чемпионат, но понимаю, что столкнусь с другим менталитетом, с тем, что не знаю потенциала команд, соперников. И любому тренеру надо будет время на адаптацию.

Прямо сейчас ФНЛ и РПЛ я прекрасно знаю, поэтому на сегодняшний момент хочется проявить себя здесь — в своей стране. Думаю, такая возможность будет.

— Вы планировали пройти интенсивный курс английского, как это делал Слуцкий. Ну только в России, а не в Англии. Получилось?

— Да, был на 8-дневном курсе с погружением в английский с 8 утра до 11 вечера. Жил в подмосковном пансионате, занимались в группе 8 дней нон-стоп. Интересный бизнес-курс. Изучать язык и осваивать новые навыки, общаясь и думая на английском языке достаточно эффективно. Теперь ежедневно стараюсь поддерживать полученные знания. Смотрю фильмы на английском и с английскими субтитрами, читают книжки на английском.


 Источник | Автор текста: А.Терентьев | Источник фото: Инстаграм | Web Images Search Google & Yandex


Рекомендовано для вас