Cтатьи

Ивица Олич | Желаю ЦСКА всегда добиваться успехов, команда должна быть в тройке

Ивица Олич покинул пост главного тренера ЦСКА почти полгода назад. С того момента он ни разу подробно не рассказывал о причинах своего резкого ухода. И вот Ивица, наконец, заговорил.

Олич дал откровенное интервью, в котором рассказал:

как он узнал о своей отставке;
как гендиректор ЦСКА Роман Бабаев выживал его из клуба;
почему ему не дали пригласить в свой тренерский штаб Элвира Рахимича;
кто был инициатором его назначения;
что должно случиться, чтобы он снова вернулся в ЦСКА.

ОТВЕТ БАБАЕВА ОЛИЧУ

— Давайте восстановим день вашего увольнения. Как всё было?

— Я узнал за день до вылета на сборы. У меня был билет на самолёт, я должен был лететь с командой в Австрию. А потом со мной связался Бабаев.

— Как он вам объявил об отставке?

— Очень просто – разговор занял пять минут. Роман сказал: «Думаем, что так будет лучше». Я с первого дня чувствовал, что он нечестен и воевал против меня – в лицо я ему это тоже сказал!

– В чём проявлялась нечестность?

– Бабаев мне говорил, что он за меня и во всём поддерживает, а на деле с первого моего дня в клубе вместе с другими людьми работал над тем, чтобы избавиться от меня. Роман – молодец, всё сделал умно и грамотно тактически (ха-ха). Если ты посмотришь на скамейку во время нашего победного гола в ворота тульского «Арсенала» в Кубке России, то тебе всё станет понятно: кто там радовался голу, а кто просто сидел с каменным лицом. Я просто из этого вынесу урок. Важно, что я попробовал и остался собой доволен: понятно, что многое поменять за три месяца я не мог, но что-то привнести у меня получилось. В следующий раз просто выберу клуб, где будет полный профессионализм.

– Для вас стало полной неожиданностью, что вас уволили за один день?

– Я чувствовал, что та философия, которую навязывает руководство и которую хочу видеть я, совершенно разная. Поэтому, когда мне сказали, что я должен уехать, принял эту новость, просто сказав: «Хорошо, уеду». Мне не хотелось выглядеть смешным. Я за свою карьеру поработал более чем с двадцатью тренерами, много видел, много знаю, а последние четыре года работаю с лучшими игроками Европы. Уверен, что мог бы помочь ЦСКА. И знаю, что это чувствовали игроки – такое сразу понимаешь. Поэтому мне жаль. Я мог что-то сделать. Но время всё расставит по местам.

– Вы понимаете, зачем вас вообще тогда звали, если поддержки не было?

– Думаю, ты умный человек, понимаешь, кто этого хотел.

– Давайте расскажу вам свою версию. Вас хотел лично Максим Орешкин, потому что он фанат ЦСКА, он вас всё время любил и помнил. Но люди в клубе решили вас не поддерживать. Всё так?

– Правильно. С первого дня. Я пришёл в очень сложной ситуации – в команде было много травм, из-за чего на важные игры у меня оставались 13 игроков и два вратаря. Когда чемпионат закончился, я хотел провести хорошие сборы, собрать полностью свой тренерский штаб с людьми, которые меня понимают. Чтобы мы были одной командой – вместе радуемся победам, вместе расстраиваемся поражениям. Но вместо этого мне пришлось воевать с Бабаевым и остальными. Всё смешали – и результаты, и отъезд в сборную Хорватии, чтобы показать: я тот человек, который совсем не думает о ЦСКА. Им хотелось поставить своих людей, а тут я. Врача они тоже выгнали. Человека, который там долго работал. Я всегда уважал этого врача, у нас был хороший контакт. Когда его уволили, он мне позвонил и сказал: «Мы классно работали, был полный профессионализм. Спасибо за эти три месяца. Я знаю, что против тебя плетутся интриги». То есть про это знали все.

– Вам не позволили позвать в штаб Рахимича, верно?

– Да. Сказал о нём руководству в первый же день. Я хотел его пригласить и как только пришёл в клуб, и по окончании сезона. Бабаев мне сказал, что в клубе много людей, поэтому взять его нельзя, что Рахимич ничем не сможет мне помочь. Вот и всё объяснение. Было обидно это слышать, я сильно расстроился – он бы мне очень помог. Элвер живёт ЦСКА, говорит на русском, я могу доверять ему на 100%. Знал, что он был бы полностью мне предан.

– Кого-то другого позвать тоже не дали?

– Когда мне сказали, что «нет, нельзя», я предложил кого-то из Германии или Хорватии. Мне хотелось работать с опытным человеком, чтобы он помогал на тренировках. Это одна из самых главных причин, почему я не чувствовал поддержки. Причём я не чувствовал её не только от Бабаева. Возьмем, например, Березуцкого и Ермаковича, которые ушли через две недели после того, как я возглавил ЦСКА: если бы они ушли сразу, я бы их понял – они люди Гончаренко. Но они проработали две недели, получили зарплату, а потом ушли. На таком уровне – это неправильно.

– Вам пытались навязать Бабаяна?

– Бабаяна они поставили после меня – это решение, видимо, было уже готово заранее. Про него вообще ничего не могу сказать. Бабаев может знать, Березуцкий – мне же никто ни слова не говорил о нём.

– Если ЦСКА позовёт вас снова, вы вернётесь? Допустим, через год.

– При этом руководстве?

– Да.

– Нет, никогда.

– А если уйдёт Бабаев?

– Всегда. ЦСКА — хороший клуб, считаю, что однажды туда придут люди, которые всё изменят. В том, что у меня там не получилось, виновата не команда. Все читают, видят, что руководство поступило неправильно. Если бы меня уволили за результат – это одно. У меня было своё видение работы, я не хотел вмешиваться в политику. Только попросил отлучиться в сборную перед Евро. Мне дали добро

– То есть вам с первого дня разрешили совмещать?

– Конечно. Я ушёл в ЦСКА за два дня до игры сборной, сказав, что это мой клуб и я должен ему помочь. Мы договорились с руководством, что в своё свободное время я буду ездить в национальную команду. Но руководство преподнесло это наоборот — будто мне ЦСКА абсолютно неважен. Хотя это вообще неправда!

— Некрасиво.

— Да. И хочу напомнить — на самом Евро я не был. Только на сборах, когда у меня было свободное время – мог улететь хоть на Ибицу, хоть на Мальдивы. Но я приехал к ребятам. Я там 3,5 года работал, не мог же я просто так уйти. Но никогда я не ставил работу в ЦСКА ниже, чем в сборной.

— Какие у вас эмоции, когда видите Чалова на правом фланге?

— Хах! Видишь, ты тоже понимаешь, что это не очень правильно по-тренерски.

– Что можете сказать по другим игрокам?

– Очень рад за Эджуке: когда я пришёл, он был не в форме, играл не очень. Сказал ему, что он будет выходить на поле на 100%, что верю в него. После третьей-четвёртой игры стало заметно, что его форма улучшилась: он стал играть так, как он не играл до этого 20 с лишним матчей. В итоге сейчас Чиди вытаскивает очень много игр. Рад, что Марадишвили спрогрессировал. Жалко Кучаева: он хороший игрок, но потерял форму из-за травм. Мухину я не раз звонил перед его трансфером, убеждал его перейти в ЦСКА – это классный и молодой футболист. Заболотный тоже отличный игрок. Сейчас у Березуцкого приятная головная боль – ему есть из кого выбирать. У меня такого не было.

— К Алексею Березуцкому у вас есть претензии? Вы чувствовали, что он хочет занять ваше место?

— Он почти всегда молчал на тренировках. Я пытался привлекать его к работе со стандартами, тренировкам защитников. Хотел, чтобы мы были как одна команда, но он держался отстранённо.

Честно скажу: думаю, что руководство изначально собиралось поставить тренером кого-то из братьев, поэтому они были против меня. Из-за этого я хотел, чтобы в штабе у меня находился Рахимич. Всё это не было правильно, и надеюсь, что больше никогда в моей жизни такого не будет. Повторюсь, время всё расставит по местам: кто поступал верно, а кто нет. Я это быстро оставил в прошлом, потому что вернулся к работе в сборной. Это отличный опыт — тренирую одну из лучших команд Европы, поэтому очень-очень доволен. Для меня было важно, чтобы мы вышли на чемпионат мира. Однажды хочу снова поработать в клубе, но пока сборная для меня на первом месте.

– После всех ваших слов остался только один вопрос. Если вернуть время назад, согласились бы на то предложение ЦСКА?

– Только при условии, что приду в клуб летом перед сборами и полностью со своей командой. Но в тот момент во мне бушевали эмоции: меня позвал ЦСКА – клуб, который для меня много значит. Свою работу я сделал хорошо, знаю это. Даже Чорлука мне сказал: «Не могу поверить, что с этими игроками ты выстроил такую хорошую команду». Ну да ладно. Сейчас я доволен, что всё получилось вот так. Если доверия нет, лучше не работать. Желаю ЦСКА всегда добиваться успехов, команда должна быть в тройке. Я РПЛ хорошо знаю, команды знаю, поэтому думаю, что только «Зенит» лучше ЦСКА. Я же про всё уже забыл. Мне жалко только игроков.

— Почему?

— Когда я ушёл, получил от них много слов поддержки. Почти все написали мне. Я знаю, что им со мной было комфортно, им нравились тренировки. У меня была хорошая и рабочая атмосфера, игроки были довольны. Они не хотели, чтобы я уходил. Это для меня самое главное.


 Источник | Автор текста: А.Панков | Источник фото: ЦСКА | Web Images Search Google & Yandex

Рекомендовано для вас