Cтатьи

Невена Дамьянович | Я узнала, что «спартак» — ЦСКА — жёсткое дерби | интервью

Интервью с сербской защитницей Невеной Дамьянович. У чемпионки Сербии и Дании чёрный пояс по карате и диплом экономиста!

Невене Дамьянович 29 лет, она родилась в небольшом сербском городе Крагуевац в 150 километрах от Белграда. В прошлом сезоне футболистка присоединилась к ЖФК ЦСКА. До этого Дамьянович представляла сербский «спартак» из Суботицы, датскую «Фортуну» и португальский «Спортинг», также она играет за национальную команду Сербии.

В интервью Дамьянович рассказала о военных воспоминаниях из детства, выборе между футболом и карате, португальских болельщиках, сборной Сербии, разнице в деньгах в мужском и женском футболе и о лучших футболистах.

— В ЦСКА были легендарные сербские футболисты – они одни из самых любимых игроков в российском футболе. Ты их знаешь?

— Конечно, я слышала о Милоше Красиче и Зоране Тошиче, когда они играли в ЦСКА. К сожалению, мы не знакомы лично, но я всегда гордилась ими — они круто представляли мою страну в ЦСКА и вообще в мире. Я не следила конкретно за армейцами, но смотрела все матчи сборной Сербии. Они оба играли в крутой футбол.

— Ты много слышала о ЦСКА до того, как получила предложение о трансфере?

 — Да, я всегда смотрела много мужского футбола и слышала о ЦСКА в еврокубках. Помню матчи ЦСКА в Лиге чемпионов, когда армейцы победили «Реал». Это было вау.

— Ты играла в «спартаке» из Суботицы. Знаешь о дерби ЦСКА и «спартака» здесь?

 — Да, слышала, очень хочу сходить на этот матч на стадион. А в женском футболе всё немного иначе, у нас нет такой ненависти и яростного противостояния, тем более женская команда «спартака» из Суботицы существует самостоятельно, почти никак не связана с мужской (разве что названиями). Так что это не проблема. Когда переехала в Россию, я узнала, что «спартак» — ЦСКА — жёсткое дерби. Как «Црвена Звезда» — «Партизан».

— Ты защитница, но в каждой команде много забивала. А сейчас вообще одна из лучших бомбардиров ЦСКА. Как?

— Я очень люблю забивать голы, в моей карьере их было много. Да, моя главная работа — защитить ворота, но и забивать тоже умею. Я начинала играть на позиции полузащитника, играла там в молодёжной сборной Сербии, а переместилась в центр защиты уже позже, когда переехала в чемпионат Дании. В футболе ты должен уметь играть на разных позициях. Если есть возможность забить, то надо суметь забить. Если надо защитить ворота – бежишь и защищаешь.

— У тебя есть какие-то примеры для подражания среди футболистов?

— У меня никогда не было никаких примеров для подражания в жизни, кроме моей мамы. В футболе хочу ориентироваться только на себя, при этом уважаю всех профессиональных спортсменов — ты многим жертвуешь, чтобы выйти на топ-уровень. Но не могу сказать, что кто-то является моей ролевой моделью. У нас у всех разные истории.

— Как мама стала твоим примером в жизни?

— Я родилась в Сербии. К сожалению, моя страна сильно пострадала в 90-е. В 1999 году была война, в ходе которой у нашей страны забрали её часть — Косово. Пострадало множество людей. Я росла в большой семье — родители и четыре сестры.

Моя мама в тот сложный момент смогла проявить себя как сильная, спокойная и уверенная женщина, которой нужно было защитить семью и вырастить детей. У неё это получилось: мои сестры и я достаточно успешны – я занимаюсь профессиональным спортом, одна из моих сестёр — врач, другие — отучились на экономике и политологии. Моя младшая сестра, к сожалению, умерла в 2011 году, у неё был синдром Дауна. Она — моя главная мотивация в жизни.

— Как война повлияла на твоё детство?

— Я хорошо это помню. Родители всегда хотели показать нам, что всё хорошо и всё под контролем. Только когда выросла, поняла, насколько для них это было серьёзным испытанием. Мы могли играть в футбол на улице, а мама выбегала и кричала, чтобы мы быстро бежали домой, потому что начинались бомбардировки. Мы сидели под столом, пока всё не утихнет. Родителям как-то удалось донести до нас, что на данный момент то, что происходит — это нормально. Я была совсем ребёнком и думала: окей, раз мама так сказала, значит, всё в порядке.

Не представляю, как бы действовала я на её месте — тебе нужно защитить своих детей, но ты ничего не контролируешь. Слава богу, что все это пережили, никто из моих близких не пострадал. В Белграде до сих пор можно посмотреть на здания, которые пострадали от бомбардировок. Это часть нашей страны.

— Что происходило в Косове?

— Мои бабушка с дедушкой были родом из Косова, им пришлось бросить свой дом с одним чемоданом в руках. Так же и с другими родственниками — двоюродные братья, тёти, дяди. Оставаться там было слишком опасно для них. Я осознала, как это страшно, только когда выросла. Мои бабушка с дедушкой жили в Косове всю свою жизнь — боже мой, представить не могу, как они себя чувствовали, когда им пришлось оставить всё, что они там строили годами, собрав с собой только самое необходимое в одной сумке.

— Что там происходит сейчас?

— Знаю, что продолжается конфликт, но сейчас стараюсь не читать об этом — мне надо сосредоточиться на футболе и на игре за сборную (на момент разговора Невена находилась в расположении сборной Сербии перед финальными матчами отбора на ЧМ-2023). Это большой стресс, поэтому пока что я решила не читать о том, что происходит на границе. У меня есть возможность представлять свою страну на международной арене. Сербские спортсмены достигают высот в разных видах спорта. Это лучший способ рассказать о своей стране. Всегда испытываю гордость, когда надеваю футболку сборной Сербии.

— Как ты начала играть в футбол?

— В школе я начала заниматься карате и продолжала долгие годы, у меня чёрный пояс и много выигранных турниров. А ещё после уроков я играла в футбол с одноклассниками. Один из знакомых отца рассказал, что его дочь тренируется в футбольной команде, и сказал, что мне тоже надо попробовать. Папа удивился, что у нас в городе вообще есть женская футбольная команда. Он, конечно, согласился, так как чаще всего я просила его поиграть со мной в футбол, он знал, что мне это нравится. Мне было 12 лет, когда я попала на первую футбольную тренировку в Крагуеваце. Так я начала совмещать тренировки по карате и по футболу.

Всё было хорошо, ездила с тренировки на тренировку — я в целом фанат спорта, поэтому для меня это не было проблемой. Но в один день соревнования по карате совпали с важным футбольным матчем. Я очень хотела попасть и туда, и туда, но не успевала. Мой отец сказал: окей, я отвезу тебя на одно из соревнований, но тебе нужно принять окончательное решение. Я выбрала футбол. После того матча я получила приглашение в молодёжную сборную Сербии.

— И тогда же ты перешла в «спартак» из Суботицы?

— Да, потом президент «спартака» пригласил меня в свою команду. Сначала я отказалась, потому что мне ещё надо было закончить старшие классы в школе. Но потом согласилась. И мы были очень круты — за пять лет, что я провела там, «спартак» выиграл пять чемпионств и четыре Кубка Сербии, а ещё мы играли в Лиге чемпионов. Параллельно я поступила и окончила университет, училась на экономиста.

— «спартак» был такой сильный или соперники не дотягивали до этого уровня?

— В Суботице собрался очень хороший состав. Сейчас футболистки той команды продолжают играть на высоком уровне — в «Челси», в Норвегии, в испанском чемпионате. Президент «спартака» инвестировал в клуб, в игроков и сделал очень серьёзную команду. Другие просто не могли позволить себе того же. У нас были все возможности, чтобы играть в футбол профессионально, но так было не везде.

Менталитет в Сербии похож на российский — многие даже не знали, что женщины играют в футбол, что в Суботице есть команда. А мы правда показывали очень крутой футбол. Представь, когда ты играешь долгое время и никто не приходит. А потом появляются 20-50-100 человек. Ты их замечаешь и радуешься.

В последние годы сборную Сербии стали поддерживать лучше. Мы продолжаем работать, чтобы о нас говорили ещё чаще.

— Вы обыграли сборную Германии в апреле, прервав их длительную победную серию.

— Да, тот матч был в мой день рождения, так что это мой лучший день рождения в жизни. Мы были единой командой, сосредоточились на тактике и выиграли 3:2. У меня мурашки до сих пор. Ты знаешь, что когда ты из маленькой страны, то почти всегда андердог. Все вокруг ждут, что ты проиграешь. Наша культура другая: когда нам говорят, что мы чего-то не можем сделать, мы выдадим свой максимум, чтобы доказать обратное. Я люблю это в Сербии.

— Что ты чувствовала потом?

— Люди видят только футбол, но не видят истории за ним. Не видят травм, болезней, того, как ты преодолеваешь себя. Например, в матче с Португалией в том же отборе на ЧМ-2023 я вышла на поле сразу после травмы шеи, сняв шейный бандаж буквально в тот же день. На ланче все спрашивали, смогу ли я играть головой. И я ответила: «Ну, наверное, да». И таких историй много. Когда ты спортсмен, то не думаешь о себе — ты надеваешь футболку и готов играть.

У нашего вратаря Милицы Костич во время матча с Германией был перелом пальца, но из-за адреналина она даже ничего не почувствовала и заметила это уже в раздевалке после игры. Спорт даёт столько невероятных эмоций.

— Говорят, что женский чемпионат Дании — один из лучших в мире, это так?

— Я играла в «Фортуне» три года, мы выиграли чемпионат, Кубок и дошли до четвертьфинала Лиги чемпионов. Чемпионат и правда очень сильный. Мне пришлось много работать над физикой, чтобы подстроиться под требования. Я играла вместе с Надией Надим — она легендарная личность, всё, что она пережила, смогла использовать в жизни и спорте. Классный пример для молодых людей. Несмотря на тяжелое детство, она взяла всё, что Дания могла ей предложить, стала футболисткой, спортсменкой, врачом и просто очень хорошим человеком.

— А потом была Португалия. Ты очень быстро стала капитаном в «Спортинге».

— Спустя три года в Дании я действительно захотела какой-то новый челлендж. А ещё мне было интересно посмотреть, как в разных странах развит женский футбол. Я выбрала португальский «Спортинг», и выяснилось, что там на матчи женской команды приходят по 10 тысяч человек. Когда я была совсем маленькой, то мечтала играть при полных трибунах. Но в Сербии на тот момент это было нереально. И всё равно очень хотелось пережить это чувство. Получилось в «Спортинге» — те три года прошли замечательно.

— Когда ты впервые вышла с капитанской повязкой?

— На благотворительном матче с «Бенфикой». На стадионе собрались 13 тысяч человек, это было невероятно круто. Люди там очень любят футбол, не важно мужской или женский — если ты играешь за «Спортинг», они будут узнавать тебя и подходить на улице.

— Как ты мотивировала команду в раздевалке в качестве капитана?

— В первую очередь я сама должна быть примером для игроков — это их и замотивирует, и даст им ориентир. А что касается мотивирующих речей, я говорю: в конце игры вся команда или будет счастлива, или будет грустить. Мы должны сделать всё, чтобы быть счастливыми. В случае нашей победы все будут рады — мы, наши семьи, тренеры, массажисты, физиотерапевты, болельщики. Наша задача на поле — сделать максимум для того, чтобы все они были счастливы. В конце дня ты будешь помнить именно этот момент. А ещё важно помнить, что мы в любом случае будем вместе — или радоваться вместе, или плакать вместе. Хочется дать всем игрокам уверенность, что, как бы ни сложилась игра, команда будет едина.

— Почему ты решила уехать из Португалии?

— Футбольная карьера очень коротка. Спустя три года в Дании, я поняла, что мне нужно попробовать что-то ещё. В Португалии тоже почувствовала, что мне нужно что-то поменять, чтобы продолжать расти. После матча Сербии со сборной России мне пришло предложение от ЦСКА. И так я решила, что настало время для нового испытания. Мне показали проект по развитию клуба, и я подумала, что хочу присоединиться к нему. Ну и Москва — классный город.

— Как ты смирилась с тем, что в этом сезоне не будет Лиги чемпионов?

— Мне было жаль, я люблю Лигу чемпионов. Но это что-то, что ты не можешь контролировать, тут остаётся только смириться. Для меня было шоком, что сборную России отстранили от Евро-2022. Для девушек, которые прошли квалификацию и стыки, — это невероятный удар. Не хочу обсуждать политику, но это очень грустно, спорт должен быть отдельно от неё.

Этот чемпионат Европы был невероятным, он показал, насколько сильным стал женский футбол. Мне жаль, что россиянки не смогли представить свою страну там.

— Тебе приходилось когда-то работать дополнительно, чтобы жить? Или футбол приносил достаточно денег?

— В моем случае мне никогда не приходилось работать где-то ещё, я зарабатывала футболом. В «спартаке» я была ещё совсем юной, мне и не нужно было много денег. А потом мой уровень рос — соответственно, росла и моя зарплата. Не могу сравнить деньги в разных чемпионатах, потому что с каждым моим переездом я была более опытной футболисткой с более высокими требованиями. Это нормально.

Но разница в зарплатах в мужском и женском футболе огромна. Я не думаю, что мы когда-нибудь приблизимся к цифрам мужского футбола, сумасшедшие суммы. Сейчас важнее то, что ситуация с женским футболом с каждым годом становится лучше.

Я много работаю в сборной Сербии для того, чтобы у следующих поколений девочек было всё то, чего не было у меня. Мне 29, не знаю, сколько ещё лет я буду играть в футбол. Но в каком-нибудь маленьком городе есть девочка Нена, и она хочет стать футболисткой. Я хочу, чтобы у неё были абсолютно все возможности исполнить свою мечту. Для меня сейчас это приоритет.

— Но, например, УЕФА вложил в женский Евро € 16 млн, а в мужской — € 371 млн.

— Мужской футбол — это огромный и весьма влиятельный бизнес. Вспомните коронавирус. Футбол смог вернуться во время мировой пандемии всего через три месяца паузы. Это мало для такой глобальной проблемы, но почти все чемпионаты смогли возобновиться очень быстро.

У футбола миллионы фанатов. Когда у тебя есть что-то такое огромное, ты, конечно, вкладываешь в это много денег. Сейчас нормально тратить на трансферы по 100 миллионов. А 10 лет назад это казалось чем-то сумасшедшим, нереальным. Многие люди в Сербии не смогут заработать столько за всю жизнь.

Если честно, не думаю, что в женском футболе будут подобные цифры. Но, например, в США появляются большие зарплаты, а обеим сборным платят одинаково. Мне бы хотелось, чтобы мы быстро приблизились к цифрам мужского футбола, но вряд ли это возможно.

— Расскажи про свои тренировки в зале, у тебя потрясающие мышцы.

— Я люблю здоровый образ жизни, плюс у меня лучшая работа в мире — мне лишь нужно держать своё тело в тонусе. Сколько дней в неделю я провожу в зале? Я там каждый день. Конечно, чередую силовые тренировки с восстановительными, но каждый день в зале. Мне нужно что-то делать, я не могу без этого. Даже для моего разума это очень важно.

— Как тебе уровень женских команд в России?

— Я была удивлена, что здесь каждая игра сложная, нет лёгких соперников. Это интересно, потому что заранее не можешь предсказать, как сложится матч. Даже когда кажется, что твоя команда намного сильнее, соперник создаёт тебе достаточно проблем. Мы недавно играли с «Рубином» и выиграли, к счастью, мне удалось забить. Но было тяжело. Хотя со стороны может показаться, что как будто это было просто.

— Кто лучшие футболисты в мире, на твой взгляд?

— Карим Бензема. Он провёл потрясающий сезон и точно должен получить «Золотой мяч». В целом я люблю смотреть матчи мужских «Реала», «Манчестер Сити», но я не болею за какую-то одну команду.

— Ты была на матче мужского ЦСКА?

— Да, недавно выходила наносить первый удар в матче ЦСКА с «Ахматом». Мне понравилась игра. Очень жду теперь ЦСКА — «спартак». А Акинфеев — живая легенда, он столько лет в ЦСКА, это вызывает уважение. Лично из армейцев ни с кем не общаюсь, но, может быть, встретимся как-нибудь с Гайичем и Зделаром. В каком-нибудь сербском ресторане.

— Какие у тебя мечты?

— Это скорее цели. Первое — сыграть с Сербией на большом международном турнире, у меня был такой опыт в молодёжной команде, хочу повторить его с основой. А второе — хочу наслаждаться футболом. Иногда ты забываешь, как быстро идёт время. Я бы могла играть в футбол до 50 лет, но у всего есть лимит, ты это понимаешь. Роналду в какой-то день перестанет играть, даже Месси. На мой взгляд, очень важно чувствовать момент. Испытывать радость от забитого мяча, от победы, от очков, от команды. Иногда я забываю об этом и слишком много думаю о будущем.

— Какой гол в твоей карьере самый важный?

— О, я недавно думала об этом. У меня их было много. В Дании я забила семь голов в последние минуты, они становились решающими. Было круто забивать «Бенфике» в дерби при большом количестве болельщиков. Мне очень понравились мои голы в ворота «Локомотива» в прошлом сезоне. Два гола за Сербию в матче с Данией в молодёжной сборной. Но самый важный гол ещё впереди, я думаю.


 Источник | Автор текста: У.Лукьянченко | Источник фото: ЦСКА | Web Images Search Google & Yandex

Рекомендовано для вас