Cтатьи

Он помог ЦСКА выйти в плей-офф ЛЧ, а сейчас машинист-обходчик в Эстонии

10 лет назад ЦСКА последний раз вышел в плей-офф Лиги чемпионов. Одну из двух побед в группе – дома, над «Трабзонспором» 3:0 – добыли с 19-летним Семеном Федотовым на правом краю защиты. Он отыграл 90 минут и через две недели попал на обложку программки гостевой игры с турками.

Матч с «Трабзонспором» стал для Семена третьим и предпоследним за ЦСКА. Сейчас он работает в русскоязычной части Эстонии и откровенно говорит об ошибке, которая откинула его так далеко от любимого клуба и Лиги чемпионов.

— Прошлой весной ты планировал бежать марафон. Удалось?

– Из-за ковида ничего не вышло. В Эстонии придумали онлайн-марафоны – бежишь в одиночку, замеряешь на телефоне расстояние, а потом тебе присылают медаль. Мне так неинтересно.

— Зато интересно, как ты попал в ЦСКА.

– Я жил в спальном районе Владимира и играл на поле, где почти не было травы. Старички меня в ворота ставили, а потом поняли: пусть лучше в поле бегает.

В 10 лет пришел в футбольную школу «Торпедо», а в 14 – при содействии отца нашего капитана – поехал в Москву. Тренер ЦСКА взял меня, но предупредил: «В интернате мест нет».

Потом я узнал – места всегда есть. Но для основных игроков. А на меня в этой роли не рассчитывали. В итоге родители сняли мне однокомнатную квартиру на «Динамо».

— Как жил один в Москве в 14 лет?

– Я даже не думал, что ночью могу по башке получить или еще что-то. Просто радовался, что играю в ЦСКА. Жил спокойно. На завтрак – чай с бутербродиком. Потом в школу. Там кормили два раза, потому что мы оставались на продленку. Вечером возвращался с тренировки домой, ел какой-нибудь йогурт и ложился спать.

Родители, конечно, переживали, но решили: раз такой шанс – надо пробовать. Папа приезжал в Москву, просил взять меня в интернат, но тренер Саутин от него убегал. Я прожил в квартире год, а потом новый тренер Александр Гришин перевел меня в интернат.

— С Антоном Заболотным.

– Да. Добрый пацан, любил баскетбол, старался одеваться как звезды НБА. В ЦСКА его называли Бало – как Балотелли. Он красавчик, что вернулся в клуб. Мало кому это удается.

— В тот год, что жил один, бывало страшно?

– Только раз. Поехал в «Лужники» на дерби со «спартаком», и фанаты начали драться в вагоне. А я как раз в экипировке ЦСКА. Вот тогда да – штанишки можно было поменять. Но меня почему-то не тронули. Пронесло.

— Еще ты подавал мячи на матчах Лиги чемпионов. Почему сфотографировался только с Хулио Крусом из «Интера»?

– Да я и не знал, кто это. Сейчас понимаю: можно было подойти к кому-то поизвестнее – Дзанетти или Камбьяссо. А я сфоткался с первым попавшимся. Еще майку попросил, но Крус не дал.

— Первые зарубежные поездки с ЦСКА?

– Под Турин и в Геную. Это еще с Саутиным. Во втором турнире дошли до финала и проиграли «Дженоа». Тогда я полюбил Италию. Увлекся их музыкой, сделал итальянские татухи.

— Твоя реакция, когда команду возглавил тренер с татухами?

– Я не удивился. По характеру Гришин был одним из нас – как старший друг. В бане рассказывал анекдоты, травил байки. К тому же герб ЦСКА на икре – это мощно. У Сергеича, кстати, юбилей сегодня – 50 лет. Поздравляю его от всей души.

— Почему твой младший брат не заиграл после школы «спартака»?

– Из-за разгильдяйского характера. В 10 лет был самым здоровым в «спартаке». Это сыграло с ним злую шутку. Бакаев, Коновалов и другие ровесники выросли, а брат привык играть вполсилы и не перестроился. Когда тренер критиковал – обижался. Это неправильный подход.

Антон побыл сезон-полтора в дубле «спартака» и вернулся во Владимир. После неудачной игры его и там перестали выпускать. Он бросил футбол и открыл с женой кафешки. Делают торты на заказ.

— Как ты оказался в основе ЦСКА?

– Все как-то быстро получилось. Вроде только в дубль попал, а уже Зико с Хуанде Рамосом привлекают к тренировкам. В следующем году Слуцкий взял на последний тур в Пермь. Там снег лежал, я задубел на скамейке, а потом услышал: «Летишь с нами в Чехию на Лигу Европы».

В Праге Слуцкий сказал после вечернего собрания, что еще и в старте выйду. Я и за дубль-то не наигрался, в Премьер-лиге только раз в запасе посидел – и сразу еврокубки. Даже не верилось – будто не со мной это было.

— Как стал правым защитником?

– Я был как Шемберас. Выходил куда угодно. В школе играл опорника, а на тренировках дубля бегал лучше всех, и тренер Йелле Гус увидел во мне крайнего защитника. Ставил то справа, то слева. В основе, когда лидеры уезжали в сборные, меня в двусторонках вообще ставили центральным защитником. Я этого не понимал, но играл, где просили.

Против «Спарты» понадобился справа. Перед игрой Слуцкий сказал: «Федот, на стандартах закрываешь десятку – Вилфрида Бони». Я о нем понятия не имел и подумал – ну, окей, Бони так Бони. Потом приблизился, а это просто машина. Мощный парень. В «Ман Сити» потом играл. Но забить я ему не дал, закончили 1:1, и после игры Нецид угостил всех пивом в пражском ресторане.

В «Википедии» потом кто-то сдуру написал, что забили нам из-за меня. Но там была какая-то левая подача с центра поля. Мы пропустили, но я вообще ни при чем.

— Чем еще матч в Праге запомнился?

– У нас Секу Олисе хорошо сыграл. Он тогда в порядке был. А приехал-то в ЦСКА как обычный пацан – в тапках, даже кроссовок не было. Жаль, что он быстро пропал. Прямо как я. (В 2017-м Секу бросил футбол, а год назад возобновил карьеру в Либерии).

— Перед последним матчем группы ЛЧ-11/12 с «Интером» ЦСКА мечтал о третьем месте, а Слуцкий был близок к отставке. С каким настроением летели в Милан?

– Нужна была только победа, и в нас никто не верил. Мы на неделю поселились в Милане и тренировались в раскрепощенной обстановке. Гуляли, ходили по магазинам. А потом каким-то чудом обыграли «Интер». Другие команды нашей группы закончили вничью, и мы вышли в плей-офф со второго места.

После игры всем сказали: «Едем в ресторан!» А я смутился – думал, ко мне это не относится. Наглости мне маленько не хватало. Но Игнашевич скомандовал: «Едем все. Ты с нами».

Команде было что отметить. В группе-то начали плохо – очко в двух матчах. А перед «Интером» проиграли дома «Лиллю» и шли на последнем месте. Хорошо еще «Трабзонспор» в Москве разгромили 3:0.

— Что Слуцкий сказал тебе перед той игрой?

– «Ничего лишнего не делай. К атаке пока не подключайся. Если свободной зоны нет – никуда не лезь. Получишь мяч – отдай ближнему. В центре под тебя откроются». Короче, успокоил, но на меня давило, что обязательно надо побеждать. Когда заиграл гимн Лиги чемпионов, думал только об одном – как бы не обкакаться.

Боялся ошибиться. А теперь думаю – чего боялся? Команда-то у нас мощная была. После матча в раздевалку зашел Гинер. Обнял меня и сказал: «Вот, новое поколение растет – уже в Лиге чемпионов играет».

— Ту игру сделал Думбия (2+1). Каким он тебе показался?

– Большой ребенок. Ущипнет кого-то и сам же хохочет. Молодец, раскрепощенный.

— Ты к тому моменту провел одну игру в Премьер-лиге. Почему Слуцкий поставил вместо Набабкина тебя, а не Шембераса?

– Я сам не понял его выбора. Сумасшедший риск. Это был наш последний шанс включиться в борьбу за плей-офф. Казалось бы, ставь Шембераса – и в обороне все будет спокойно. А со мной – это как играть в лотерею или блэкджек. Короче, не знаю, почему Слуцкий меня выбрал. Но большое ему спасибо.

— Через пять дней после «Трабзонспора» – 5:3 с «Анжи». В Махачкале было труднее, чем в Лиге чемпионов?

– Жирков, Буссуфа и Это’О меня просто разорвали. После «Трабзона» вроде почувствовал уверенность, а тут пришлось гоняться за тремя зайцами. Понимал, что не справляюсь, но замена на 40-й минуте меня просто убила. Ладно бы мы проигрывали, а счет-то был 1:1 – можно же было тайм дать доиграть.

Я прям надломился. Психологически меня это подкосило. Второй тренер Шустиков потом подбадривал: «Федот, не расстраивайся».

— Слуцкий что-то сказал?

– Нет.

— А через три года вы нормально общались после кубкового матча «Химик» – ЦСКА.

– Так мы и не ссорились. После «Анжи» я оставался в обойме. Прошел сборы с основой, и в последний день Слуцкий сказал: «Пока в дубль». Из ЦСКА меня не гнали, оставалось почти три года контракта. Надо было пахать дальше и ждать шанса. Но я стал амбициозным, почувствовал вкус ЛЧ и хотел играть. Вот и совершил ошибку. Ушел в «Локо-2», во вторую лигу. Дурак, блин.

— В «Локо-2» платили больше, чем в ЦСКА?

– Зарплата почти не поменялась. Может, чуть-чуть понизилась.

— Так зачем ушел?

– Мне обещали, что со временем заиграю в основе «Локомотива». А в итоге «Локо-2» вообще закрыли. Зря я туда пошел – надо было отказаться. Во второй лиге всякая мотивация пропадает. В «Локо-2» я приехал в порядке – и физически, и тактически. Но со временем становился все хуже. Уровень игроков во второй лиге гораздо ниже – тренируясь и играя с ними, автоматически деградируешь.

Какой-нибудь форвард на моем месте, наверно, мог бы настрелять много голов и вернуться из второй лиги наверх. А меня ставили то опорным, то центральным защитником. Конечно, у меня было мало шансов оттуда выбраться. Мне сейчас говорят: «Тебе рано заканчивать с футболом. Молодой еще, тридцати нет». Отвечаю: «Да я уже давно закончил. В 21 год».

— В «Локо-2» и «Химике» ты играл с Джикией. Почему он выбрался, а ты нет?

– Подняться в РПЛ после того, как опустился оттуда в низшую лигу, тяжелее, чем просто подняться в РПЛ. Джикия – боец с сильным характером. Сильная левая нога, наверху хорош. К тому же забивал в ФНЛ, обратил на себя внимание.

В Дзержинске мы жили в одной комнате. В гостишке, напоминавшей дом в фильме «Жмурки», где из Панина пулю доставали. Напротив – завод, где то ли пушки, то ли патроны какие-то изготовляют. Утром еще спишь – а там уже что-то взрывают.

— Как «Химик» умудрился вылететь из ФНЛ с таким составом? Джикия, Ильин, Чернов и еще пара человек, игравших потом в РПЛ.

– Мы владели мячом, играли красиво, а в ФНЛ принято бить вперед на здоровых дядек и сминать соперника. Нам надо было проще играть.

— А с «Камазом» через год как вылетели?

– Там другая история. Футбольный город, с историей, много болельщиков, хорошая база. Но деньги перестали платить. На этой теме мы и не вывозили. Серега Давыдов не падал духом – веселился, танцевал. А я загонялся – зачем играть в ФНЛ забесплатно? В Дзержинске еще верил, что позовут куда-то повыше, а в Набережных Челнах накатила тоска.

Обнадежил звонок сына Талалаева, с которым играли за «Химик»: «Бате нужен в «Нижнем» игрок, который прокалывает всех в центре поля». Я завелся, обрадовался, а в последнем туре получил приглашение еще и в «Енисей». Ого, думаю, выбор появился.

А дальше – тишина. Потом смотрю новости: «Нижний» закрылся, а «Енисей» набрал в центр поля других игроков. Попросил напомнить про себя, но из Красноярска передали: «Спасибо, уже не надо». Может, какие-то агентские дела. В итоге поехал в питерское «Динамо».

— А там что?

– Точилин взял в основу, все было идеально, но за неделю до чемпионата – в игре с «Зенитом-2» – мне сломали ногу. Вернулся быстро. Через месяц сам снял гипс. Не мог уже с ним ходить. Расходил, разбегал ногу в питерских дворах и заиграл. Но после выхода в первую лигу меня убрали. Объяснили: «Возьмем новых игроков. А есть еще капитан Песегов. Куда нам столько опорников?»

Вот и поехал в «Калев» (Силламяэ). Эту команду спонсировал бизнесмен из Питера. Меня предупредили: «У клуба проблемы с деньгами. Нужны игроки, чтобы остаться в высшей лиге. Если останемся, деньги будут».

— Почему согласился?

– Получил в «Динамо» премиальные за выход в ФНЛ, так что вопрос денег для меня не стоял. Просто хотел поиграть. Думал: это Европа, потом дальше поеду. В Чехию, например. Но получилось сложнее: по спортивному принципу мы остались, но команду закрыли за долги. А так в Силламяэ мне понравилось – тихо, спокойно, море. После пары лет в российской второй лиге вернулся сюда.

— 8 мая 2019-го я приезжал в Силламяэ к первому тренеру Семака Вадиму Добиже. Впечатлили натовские учения в 30 км от России, в центре города.

– Они тут постоянно. Готовятся к чему-то. А Добижа сейчас – мой главный тренер. 80 лет, перенес несколько операций, но – суперживчик. Играю у него за «Калев» в эстонской второй лиге. Мы финишировали вторыми и должны были играть стыки за выход в высшую лигу. Но в Эстонии снова объявили локдаун, стыки отменили, и мы остались во второй лиге. Год насмарку.

Добиже непросто. Все игроки – работяги. Если есть выбор – пойдут на работу, а не на тренировку.

— А ты как стал работягой?

– Не дождался премиальных от ростовского СКА, приехал в Силламяэ и стал играть в футзал. Тогда и предложили работать в порту. Главный там – человек, спонсировавший «Калев» в высшей лиге. Я был монтером путей. Следил, чтоб рельсы сошлись и зазоры были правильные. Меняли с мужиками шпалы, брусья. Сначала думал: «Е-мое, куда я попал». Но быстро освоился и даже новеньких обучал.

А летом уволился и устроился в энергетический концерн Eesti Energia. Выучился на машиниста-обходчика по золоудалению и сероочистке. У нас государственная компания. Вся Эстония на нас держится.

— Зарабатываешь как в футболе?

– Примерно как в «Камазе» – сто с чем-то тысяч в переводе на рубли. Каждые полгода меня зовут в «Нарву», играющую в вышке. А смысл идти, если там контракты – с марта по ноябрь? Потом искать халтуру на пять месяцев и ждать нового контракта. В Eesti Energia спокойнее. Стабильная работа плюс за футбол приплачивают.

— Как учился на машиниста-обходчика?

– Сначала был в шоке от схем, но понимал, что мне это нужно, и со временем заинтересовался. Два месяца учился и сдал четыре экзамена. Теперь хожу и проверяю, как работает оборудование. Опасная работа – надо быть очень внимательным. Температура золы – от 600 до 1000 градусов. Если что-то не так сделаешь – сразу сгоришь. Одного мужика накрыло огненно-красной золой как снежным комом. Обгорело 80 % тела. Отрезали фаланги пальцев.

— В Эстонии у тебя вид на жительство?

– Временный. Для получения постоянного учу эстонский. На первом занятии преподавательница стала проверять, насколько мы владеем языком. Местные русские его по школе хоть немного знают, а я честно сказал: «Извините, но у меня вообще нулевой уровень». Она в шоке: «Как? Сколько классов отучился?» – «Все. Но в России». – «Да, молодой человек. С вами будет очень тяжело». Но она молодец: увидела мое желание учиться, посоветовала книги и подтягивает с самых низов. Думаю, у меня все получится.

Блог «Душевная кухня»


 Источник | Автор текста: Д.Романцов | Источник фото: ЦСКАНЬЮС.ком, А.Мысякин | Web Images Search Google & Yandex

Рекомендовано для вас