Cтатьи

Чайка | Огромное спасибо ЦСКА за возможность выступать в армейской системе

Даниил Чайка — один из самых талантливых русских защитников со времен Ивана Проворова и Михаила Сергачева.

Воспитанник ЦСКА в 14 лет уехал в Канаду, где играл сначала в детской лиге, а затем в лиге Онтарио. С 16 лет выступает за сборную России, где всегда был ведущим игроком обороны по своему возрасту. Котируется на драфте НХЛ-2021 на уровне первого раунда. Из-за пандемии коронавируса осенью вернулся из OHL в систему армейского клуба. Уже дебютировал в КХЛ и готовится поехать на свой первый молодежный чемпионат мира.

— Из сборной вы поехали в расположение ЦСКА вместе с Егором Афанасьевым. Вам сразу обещали сыграть в КХЛ?
— Нам дали день отдыха, а во вторник вместе с основой начали тренироваться. Мне сказали, что дадут сыграть с «Салаватом» (разговор состоялся накануне матча, в среду, 11 ноября).

— Впервые тренировались с основой?
— До Кубка Карьяла провел одну тренировку, и вот сейчас. Разница, конечно, большая по сравнению с Высшей лигой и МХЛ. Ребята посильнее, побыстрее, поопытнее. Здесь в принципе интереснее находиться.

— Считается, что молодые ребята из сборной возвращаются в приподнятом настроении. Вы из Финляндии вернулись окрыленным и уверенным?
— Думаю, что да. Эмоций и уверенности эти три матча в Хельсинки прибавили. Считаю, что сейчас в отличной форме нахожусь.

— Вас три победы на Кубке Карьяла хоть немного удивили? Все-таки никто от вас не ждал такого результата.
— Мы себя настраивали только на такой результат. Поэтому не скажу, что для нас это стало таким уж сюрпризом. Мы не думали о том, что соперники старше и опытнее, думали только о своей игре.

— Разница в возрасте с соперниками чувствовалась?
— В каких-то моментах да, они где-то выглядели посильнее и побыстрее нас. Такое ведь с опытом приходит.

— Вы своей игрой остались довольны?
— Не могу сказать, что на 100% доволен. Достаточно хорошо сыграл, но все равно есть над чем работать.

— А над чем?
— Над игрой без шайбы, игрой в обороне. Я уверена себя чувствую с шайбой в зоне нападения, но над игрой без шайбы, в защите, в позиционном выборе, игре возле ворот мне надо еще прибавлять.

— Могли ли ваши ошибки в обороне связаны с тем, что осенью у вас было не так много игровой практики?
— Не сказал бы, что от этого все сложности. Да, конечно, пока нет полной уверенности в своих силах, потому что много пропустил, но в целом не буду на это списывать ошибки.

— Раньше в сборной U-18 вы работали с Сергеем Голубовичем. Это помогает сейчас, в молодежной команде?
— Да, конечно. Не знаю, как для тренеров. Но для меня это огромный плюс. Я знаком с тем материалом, который они дают на тренировках и играх, с теми системами, которые нам рисуют на доске.

— Получается, в молодежке почти ничего не отличается от того, что было в юниорской сборной?
— Отличается, конечно. Просто Сергей Владимирович больше работает с защитниками в национальной сборной, и с его принципами я уже знаком. В этом плане было легко.

— Чем Игорь Ларионов не похож на других тренеров?
— Он требует от нас, чтобы мы играли с шайбой, ни в коем случае не отбрасывались, не отдавали шайбу просто так. Нужно постоянно контролировать шайбу, через пас проходить, разыгрывать. Хоккей: отдал — открылся. Немногие играют в такой хоккей, но Игорь Николаевич старается придерживаться именно такого стиля. И, конечно, в такую систему очень нравится играть.

— Вы как-то рассказывали, что если в России допустишь какую-то ошибку, попытаешься кого-то обвести, но что-то не получится, то тебя просто посадят на лавку, а в Канаде все по-другому. В сборной тоже жестко наказывают за просчеты?
— Никого не ругали. Игорь Николаевич не из тех, кто будет кричать на игрока и сразу же за одну ошибку сажать в запас. Он говорил, что ошибки будут всегда и у всех, просто надо стараться сделать все правильно. У меня были ошибки, но за них сильно не ругали, делали замечание и все.

— Долго размышляли над вариантом вернуться в ЦСКА этой осенью?
— Советовался с семьей, агентом, с Игорем Николаевичем Ларионовым. Думали над разными вариантами, в итоге решили, что возвращение в ЦСКА будет наилучшим для моего развития. Пока хоккея нет в Канаде, надо где-то играть. Огромное спасибо ЦСКА, что клуб предоставил мне возможность выступать в армейской системе.

— Непривычно было вернуться играть в Россию спустя четыре года?
— Поначалу, да. Отвык от русской речи в раздевалке, от того, что надо со всеми за руку здороваться. В Канаде так никто не делает, другой менталитет, другой язык. Со временем адаптировался, сейчас уже комфортно себя чувствую.

— В октябре вы играли в Высшей лиге за «Звезду» и игровым временем вам не радовали. Возможно ли что-то показать за 5 минут?
— Конечно. Сколько бы тебе игрового времени не дал тренер, тебе все равно нужно суметь себя показать. Нужно убедить тренера, что на тебя можно положиться, и потом тебе дадут больше игрового времени.

— В Онтарио вроде как приняли правило играть без силовых приемов. Вы представляете, что это будет за хоккей?
— Да, правительство выступало с таким предложением. Насколько я знаю, OHL не подтвердила, что эти правила будут приняты.

— Ярослав Аскаров говорил, что лучше бы получал игровую практику, чем «сидел» на сборах месяц перед МЧМ. Вы будете в изоляции довольно долго. Это может ударить по физической форме и психологии?
— Не думаю. В Новогорске мы все равно будем каждый день тренироваться в зале и на льду. Тренеры — большие профессионалы, они правильно нас подведут к турниру. Так что не будет проблем с потерей физической формы к чемпионату мира.

— То, что у игроков сборной России есть игровая практика, преимущество перед сборными Канады и США?
—Да, это плюс для нас. Когда я сыграл первый матч в России спустя семь месяцев без хоккея, то было очень тяжело. Обычно перерывы по два-три месяца, а тут больше полугода! Понадобилось время, чтобы войти в игровой режим. Скажу, что и сейчас еще не все в порядке.

— У вас есть знакомые в сборной Канаде?
—В принципе обо всех немного знаю, но друзей точно нет. С несколькими ребятами лично знаком, не более.

— Сильна ли она?
— Не знаю, кто поедет на МЧМ. Но если к тому моменту НХЛ не начнет сезон, то в состав попадут многие ребята, которые уже провели там сезон. Тот же Лафренье может поехать. Канада — сильная команда, где очень много хороших ребят.

— Как вы пришли в хоккей?
— Инициатива исходила от родителей. Привели меня в пять лет на каток. Просто решили попробовать, и мне понравилось.

— Как перешли из «спартака» в ЦСКА?
— Я ездил на летние сборы Сергея Владимировича Суяркова, он тогда работал в ЦСКА главным тренером по 2002-му году. Он заметил меня и предложил остаться на командный сбор армейцев. В итоге провел предсезонку с ними и в начале сезона перешел в ЦСКА.

— Школа ЦСКА на тот момент считалась круче, чем «спартака»?
— Да, ЦСКА считался топом, по 2002-му году была сильная команда.

— Москва — огромный город. Сложно ли было ездить на тренировки?
— Нет, мы снимали квартиру около метро Аэропорт, когда я играл в ЦСКА. Так что на тренировки и в школу ходил пешком.

— У вас классные атакующие навыки. Вас сразу поставили в защиту, или сначала играли в нападение?
— Сразу был защитником. За то, что у меня появились атакующие навыки, нужно сказать спасибо моему первому тренеру Игорю Владимировичу Хацею. В «спартаке» я работал с ним на протяжении четырех лет, он не ставил меня в рамки, давал играть, что-то придумывать на льду. У него был такой североамериканский подход, в команде играли абсолютно все ребята, нас не ругали за поражения. Плюс уже в Канаде я потянул игру в атаке, там над этим очень много работали.

— Почему уехали в Канаду так рано — в 14 лет?
— Хотел попробовать что-то новое. В принципе у меня и в России все хорошо складывалось: я играл в ЦСКА и в сборной. Но агент предложил такой вариант. Мы с семьей подумали и собрались ехать. Конечно, это был риск. Я мог все потерять здесь, а там могло ничего не получиться.

— В ЦСКА на вас обиделись?
— Я честно не знаю. Главное, что сейчас меня приняли обратно, и все хорошо.

— Вы попали в команду «Торонто Джуниор Канадиенс», где смогли совмещать учебу и хоккей. Кто все это оплачивал?
— Родители, мы вместе поехали. За свой счет было проживание, обучение в школе. Огромное спасибо родителям, что пошли на это ради меня. Первый год я был в Канаде с ними, а потом уже стал жить в приемной семье.

— Сложно было в чужой стране в первый год?
— Поначалу да. Но нам повезло встретить добрых людей, которые нам помогли освоиться.

— Расскажите в чем система в Канаде отличалась от школы ЦСКА?
— У нас было только две тренировки в неделю с командой. Это только лед, без занятий в зале. Из-за этого почти все ребята учатся в платных школах, где есть секции хоккея. Я приходил утром в школу, тренировался, потом шел в зал. Все это под контролем тренеров. После этого уже шел на учебу. Командные тренировки проходили по вечерам. Получается, что с командой мы в основном проводили матчи, а не тренировались.

— С каким английским вы туда приехали?
— С базой. Она немного помогла, но все равно было дико тяжело — молодежь общается на сленге. Я только с временем начал все понимать, год-два ушло на это. На третий год в Канаде в разговорном плане уже чувствовал себя уверенно.

— В школе вы учились на английском наравне с канадцами?
— Да, поэтому было очень тяжело. Кое-как справлялся. Помогали ребята и учителя. Где-то прощали за незнание.

— Какие у вас оценки были?
— Что в России, что в Канаде оценки у меня были средними. В Канаде шкала не 3,4,5, а проценты. 100% — это отлично, 50% — на грани с «двойкой». У меня было процентов 65-75%.

— В Канаде пристальное внимание уделяют учебе в таких школах?
— В американских университетах требуют хорошо учиться. Если будешь плохо, то у тебя могут быть проблемы с хоккеем. В Канаде немного не так. В OHL такое есть, тренер общается с учителями по поводу поведения и оценок, старается контролировать всю эту ситуацию, а в детском хоккее чуть система отличается.

— Чувствовали себя одиноко первое время, хотели вернуться в Россию?
— Я понимал, что так будет, знал зачем еду в Канаду. Не все сразу, осознавал, что первое время будет именно так. Ребята в школе и команде были хорошими, дружелюбными, поэтому я в углу один не сидел.

— В 2018-м году вы попали в «Гельф», в команде были русские, помогали ли вам Саморуков и другие?
— С Димой я знаком еще со школы ЦСКА. Он, конечно, первое время очень мне помогал: объяснял правила, что да как устроено. Огромный плюс, что в команде было четверо россиян. Приятно, когда можно с кем-то по-русски поговорить, потому что в первый год в Канаде у меня такой возможности не было. После первого сезона я даже русские слова стал забывать.

— В первый сезон в «Гельфе» вы выиграли кубок OHL, и вы были одним из самых молодых игроков команды. Какие впечатления остались от того года?
— Это был очень крутой год в плане моего развития. Спасибо тренеру за доверие, за то, что я много играл в регулярном чемпионате. Под плей-офф там уже собралась очень серьезная команда, в которой было много драфтованных и с контрактами НХЛ ребят. У меня не было много игрового времени, но все равно наблюдать за такими мастерами, как Ник Сузуки, который уже в «Монреале» играет, было интересно и полезно.

— Вечеринки новичков в «Гельфе» такие же жесткие, как рассказывают некоторые россияне, игравшие в CHL?
— Нет, такого в лиге больше нет.

— На прошедшем молодежном чемпионате мира в Остраве я жила в гостинице, где разместились родители игроков сборной Канады, там я познакомилась с пожилой парой, которая была billet family одного из канадских хоккеистов, а сейчас живете вы в ней. Они мне показались невероятно приятными людьми. Какие у вас с ними отношения?
— Это Рик и Джини. Это очень приятная семья, мне с ними комфортно находиться. Мы поддерживаем общение сейчас. Не могу сказать, что мы живем как семья. Они принимают к себе в дом таких ребят, как я, уже 15 лет, так что у них все стандартно. Питание, уборка, своя комната, стирка вещей — ни с чем проблем нет. Не заставляют мыть посуду и убираться.

— Питание — это чаще домашняя еда или полуфабрикаты?
— Когда как. В Канаде и США вообще очень популярны полуфабрикаты, для них это нормально. Но понятно, что домашнюю еду тоже готовят.

— Но тут вопрос, насколько полуфабрикаты — это здоровое питание?
— Ну это не бургеры каждый день. Семья постоянно спрашивала меня, что я ем, а что нет, что люблю перед играми есть. Так что макароны, курица, овощи — все это готовили для меня. На завтрак омлет был.

— В «Гельфе» вы можете буквально круглосуточно тренироваться?
— Нет, так как наша арена построена на деньги города и клубу не принадлежит. Мы просто бронируем лед для тренировок и просто так без записи прийти не можем. Там постоянно арендуют лед, те же любители, или снимают площадку для массового катания.

— Вам хватает льда?
— Хватает. Если чувствую, что хочешь еще покататься, побросать по воротам, то всегда можно остаться дополнительно. Надо просто тренера заранее предупредить, и он добавит на неделе еще тренировку.

— Тренер по катанию с вами работает?
— Да, у нас есть тренер, которая также работает на этой же позиции в «Торонто» (речь о Барбаре Андерхилл, пятикратной чемпионки Канады по фигурному катанию). Она замужем за нашим владельцем Риком Гетцем. Тренер к нам приезжает пару раз в месяц. Здорово, что специалист такого уровня работает с нами, каждому из нас уделяет время.

— Сравнения с Расмусом Далином вам приятны?
— Приятно, конечно. Но до Расмуса Далина мне далеко.

— Еще говорят, что вы похожи на молодого Никласа Лидстрема и Михаила Сергачева.
— И это тоже приятно. Хочется еще больше работать, чтобы хоть немного приблизиться к таким мастерам.

— А на кого вообще ориентируетесь?
— Мой дедушка очень любил хоккей и ему нравился защитник Бобби Орр. Я смотрел хайлайты его игры, тоже нравился. Еще читал статьи про него. Интересно узнавать про ритуалы великих хоккеистов, их питание и многое другое.

— Если брать современных защитников, кого бы выделили?
— Виктора Хедмана, Михаила Сергачева, Эрика Карлссона, Миро Хейсканена, Расмуса Далина. За многими сейчас интересно наблюдать.

— Вы через год выходите на драфт. Важно ли вам быть выбранным в первой десятке?
— Для меня это важное событие в жизни. Хочется, чтобы меня задрафтовала команда, которой я бы реально был нужен. А какой клуб это будет — мне без разницы.

— Вы следите за преддрафтовыми рейтингами, которые уже потихоньку начали появляться?
— Стараюсь не читать, но кто-то из знакомых все равно скидывает. Но пристально не слежу, прекрасно понимаю, что за год все может сто раз поменяться.

— Сейчас не жалеете, что рано уехали в Канаду?
— Конечно, нет. Все сложилось хорошо. Надеюсь, все также и будет продолжаться.


 источник | Автор текста: Д.Тубольцева | Автор фото: ФХР / Инстаграм | Web Images Search Google & Yandex

Рекомендовано для вас

↓