Cтатьи

Есмантович | Не хочется раскрывать те приятные сюрпризы, которые ожидают в следующем году…

Президент ЦСКА Есмантович — один самых влиятельных людей отечественного хоккея. Как это часто бывает, менеджеры такого уровня создают о себе противоречивое впечатление. С одной стороны, мощная неконкурентная селекция, создавшая суперклуб, с другой — ставка на собственных воспитанников. В интервью Есмантович рассказал о том, какой философии сегодня придерживается клуб и стоит ли ждать от армейцев новых масштабных покупок.

— Игорь Вячеславович, ЦСКА во второй раз за последние годы оказался в финале Кубка Гагарина и вновь проиграл. Со стороны представителей «Ак Барса» был довольно подробный и разносторонний разбор финальной серии, хотелось бы услышать и версию ЦСКА. В чем, на ваш взгляд, «Ак Барс» оказался сильнее вашей команды?

— Есть простое объяснение — «Ак Барс» был свежее, чем ЦСКА. Посмотрите, с кем до нас играл «Ак Барс» и сколько сил у него уходило, а мы в это время играли по пять овертаймов с «Йокеритом» и шестиматчевую серию со СКА. Плюс Олимпиада. Наши ребята немного оказались выхолощенными, нам не хватило физического состояния, чтобы играть с «Ак Барсом» на равных в финале. Не выиграть, а именно играть на равных. Свежесть на площадке, свежесть при принятии решений сказались — на удалениях, на ошибках в своей зоне.

 После победы в финале конференции над СКА казалось, что ЦСКА был в эйфории. Было ощущение, что теперь точно выиграете Кубок Гагарина?

— Такого чувства никогда нет. Спорт — очень гибкая вещь, много маленьких нюансов, которые влияют на итог. Но даже в стопроцентные моменты можно не забить. Есть рикошеты, есть шайбы, которые от судей влетают в ворота, и есть человеческий фактор, который никто не может предугадать. Радовало, что мы закончили финал конференции в 6 матчах и планировали восстановиться, но даже этого запаса времени нам не хватило. Был бы 7-й матч — было бы еще сложнее.

 Сообщалось, что почти половина команды прямо во время плей-офф переболела свинкой. Как все было на самом деле? Что все-таки случилось в истории со свинкой?

— Несколько хоккеистов были отправлены из главной команды в «Звезду» для игровой практики. Они сыграли в Кургане против «Зауралья», прилетели в Москву, на 21-й день выяснилось, что у них свинка. Два хоккеиста были заражены: один — достаточно серьезно, другой — в легкой форме. Но, к сожалению, отследить дальнейший процесс распространения этой инфекции невозможно. Она передается воздушно-капельным путем, а узнать о болезни можно только по прошествии инкубационного периода, а это до 40 дней. Нельзя и прививать всех, потому что можно внести вирус.

«Зауралье» занесло эту инфекцию из Китая, когда летало на игру. Они ввели карантин для группы игроков, их родственников и болельщиков, но уже после нашей игры. И по цепочке игроки заражались у нас. В итоге переболели 11 человек, в том числе один тренер и врач.

 Весной также была информация, что ЦСКА интересуется нападающим Джастином Азеведо. Это правда?

— Да. Он был свободным агентом. После окончания плей-офф мы рассматривали его как потенциального новичка, но «Ак Барс» смог с ним договориться и оставить у себя. Рассматривался не только он, но и игроки из других клубов.

 Насколько вас удивило то, что он был так хорош в плей-офф?

— Да ничего удивительного, он так и должен был сыграть. Он восстанавливался после травмы, его правильно подготовили в реабилитационный период. Азеведо сыграл на 25 матчей меньше, чем другие хоккеисты, которые были в плей-офф. Он опытный парень, с хорошим катанием и хорошим отношением к хоккею. Я бы удивился, если бы он сыграл плохо в финале. Для него в Казани создали все условия, чтобы он сыграл именно так. Партнеры, желание, жажда победы — молодцы, могу только поздравить их с успешным выступлением.

 Как изменился ЦСКА после поражения в финале Кубка Гагарина?

— Все изменилось. Ребята стали сильнее, опытнее, злее до победы. В текущем сезоне я это ощущаю — жажду борьбы. Сейчас у нас отличный микроклимат, чтобы попытаться достичь главной цели. Мы тоже стали взрослее, прагматичнее с точки зрения принимаемых решений. У больших побед не бывает мелочей.

 А как изменился главный тренер ЦСКА Игорь Никитин?

— Так же, как и все. Он стал опытнее, сделал выводы из того, что было.

 Говорят, что Никитин слишком жесткий в обращении с игроками и это влияет на атмосферу в команде.

— Вот представьте: тигрята в клетке, у них есть укротитель. И эти тигрята со своим характером, со своими желаниями. Уверяю вас: Никитин не жесткий, это лояльный в жизни человек. Но дисциплина должна быть, требования должны выполняться. Если каждый станет тащить на себя одеяло или допускать слабости, это будет видеть каждый игрок в команде. Игорь Валерьевич ведет линию, которая способна привести нас к кубку. Слово «жесткий» немного некорректно. Он требовательный, не более того.

 Есть игрок, который удивил вас в этом сезоне?

— Таких игроков несколько, и они удивили с лучшей стороны. Но я бы не хотел озвучивать их фамилии. Каждый из них догадывается. В прессе не хотелось бы хвалить их. Как хвалить нападающего без защитника, а защитника — без вратаря?

 В этом сезоне в ЦСКА заиграл 18-летний защитник Александр Романов, внук главного тренера «Ак Барса» Зинэтулы Билялетдинова.

— Физически одаренный парень, с хорошим катанием, с холодным рассудком. Мы ему дали шанс, он им воспользовался. Он зарабатывает себе место в составе через большую работу, и мы им довольны.

 Вы же играли против его дедушки. У них есть что-то общее?

— Конечно, есть. И не только дедушка, у него и папа Станислав Романов был хоккеистом. Он взял что-то и у деда, и у отца. Надеюсь, что у него все получится.

 Недавно вы продлили контракт с Ларсом Юханссоном на два года. Это связано с тем, что у Ильи Сорокина в 2020-м заканчивается контракт и он собирается в НХЛ?

— Возможно. Мы будем делать все, чтобы Илья остался здесь, но, если он примет решение уехать, нам нужен сильный вратарь, который будет основным.

 Кажется, что нападающему и лидеру ЦСКА прошлого сезона Кириллу Капризову не хватает эмоций в этом сезоне.

— Он производит хорошее впечатление, выполняет свою работу честно, много работает. Он очень требовательный к себе парень. Но изменилось все вокруг него, против Кирилла стали играть жестче, плотнее.

— На днях ЦСКА обменял права на нападающего Сергея Шумакова в «Авангард». Довольны сделкой?

— Мы нашли точки соприкосновения с «Авангардом» и отпустили его играть. Большой спорт — это бизнес. Мы его покупали за деньги, у нас не срослось, поэтому он уехал в Северную Америку, а теперь обменяли в другой клуб.

— Не было желания проучить игрока?

— Для профессиональной команды это не очень корректно. Перед его уходом из ЦСКА все зависело только от него, и это он выбрал свой путь, а не мы.

— А летом был реален вариант, при котором Шумаков остался бы и играл за ЦСКА?

— Такой вариант был, но он выбрал сам другой путь. Шумаков изъявил желание расторгнуть контракт.

— Перед началом этого сезона ЦСКА переехал на новую арену. Говорили, что будет строиться 20-тысячник. Отказались от этой идеи?

— Идея строить новую арену есть, место для строительства — тоже. Решение по этому моменту выносит наблюдательный совет клуба. Не хочется раскрывать те приятные сюрпризы, которые ожидают в следующем году. Мы готовим этот проект. Планируется не просто строительство хоккейной арены, там рассматривается спортивный кластер: лыжи, три катка, плавательный бассейн.

Наша прежняя арена очень уютной, но КХЛ движется вперед. Есть требования регламента — TV-картинка, свет, звук, вещи, связанные с маркетингом и питанием зрителей. Выдерживать требуемый лигой уровень стало сложнее. Переезд — отличная идея, мы переехали с удовольствием. Болельщики принимают это, о чем говорит высокая посещаемость домашних матчей на «ЦСКА Арене».

 В начале сезона часто говорилось о том, что ЦСКА раздает много бесплатных билетов.

— Именно, что говорилось. Существует маркетинговая программа, направленная на повышение посещаемости домашних матчей ЦСКА, улучшение билетной и абонементной программ, в рамках этих процессов есть социальные программы для незащищенных слоев населения. А как нам пригласить 10 больных детей из детского дома? Люди с ограниченными возможностями, военнослужащие — конечно, кого-то мы приглашаем на безвозмездной основе. Но нет такого, чтобы мы заряжали 15 автобусов и заставляли людей смотреть хоккей. Посмотрите, какая атмосфера на арене! Отвечать на это, конечно, не хочется — хочется пригласить людей, которые это пишут, на хоккей.

 Насколько часто президент «Роснефти» Игорь Сечин бывает на матчах ЦСКА и как часто звонит вам по командным вопросам?

— Игорь Иванович всегда участвует в жизни клуба, сильно переживает за результат команды. В этом сезоне он несколько раз был на хоккее. Мы, естественно, не знаем его графика, но, когда у него есть время, он всегда рад побывать на игре.

 Игорь Вячеславович, ЦСКА входит в тройку самых молодых команд лиги (средний возраст игроков — 24,62 года). У вас есть возможность купить любого игрока, но вы все равно делаете ставку на свою молодежь. Почему такая стратегия? Это философия клуба — ставить на молодежь?

— Наша философия ярко выражена и понятна — это ставка на детско-юношескую школу, на вертикаль «Красная Армия» — «Звезда» — ЦСКА. Мы стараемся опираться на собственных воспитанников. Один из самых молодых составов лиги — это результат работы нашего менеджмента, нацеленного на спортивную составляющую. При наличии 10 кандидатов в сборную, национальную и олимпийскую, важно уметь восстанавливать силы игроков. Нагрузки высокие, у некоторых ребят до 85–90 матчей за сезон. Поэтому чем моложе организм, тем быстрее он восстанавливается. Это не ноу-хау, это прагматичный результат селекционной работы.

 В школах некоторых клубов КХЛ много детей из других регионов. На что ориентирована школа ЦСКА?

— Школа ЦСКА прежде всего ориентирована на спорт высоких достижений, мы много работаем с нашими детьми. В школе есть психологи, специалисты по физподготовке, по два-три тренера на каждый возраст. Мы развиваем своих детей, а также привлекаем ребят, которые хотели бы играть в ЦСКА, из других школ.

 Какое процентное соотношение в школе между теми, кто изначально был в ЦСКА и кого пригласили из другой школы?

— Примерно 90 на 10, может быть, даже 92 на 8.

 Будет ли ЦСКА в дальнейшем забирать молодых талантливых игроков из других клубов КХЛ, как это произошло, например, в прошлом году, когда выкупили сразу тройку игроков «Сибири» (Шалунов, Шумаков, Окулов)?

— Хочу подчеркнуть, что хоккей — это спорт и бизнес. Есть ограниченно свободные агенты, и вы понимаете, что на наших игроков на рынке может быть повышенный спрос. Другие клубы могут делать им предложения. Защиты от этого нет. Можно только повторить условия клуба, который сделал квалификационное предложение нашему игроку. Если эти условия нами считаются неприемлемыми, то мы не будем удерживать игрока. А если он уходит и мы будем испытывать дефицит в молодых защитниках или нападающих в основной команде, конечно, будем приобретать молодых перспективных ребят из других клубов.

 Телегин после игры за сборную России очень заинтересовал СКА — и вам пришлось повторить предложение петербургского клуба, чтобы он не ушел. Правда?

— Да, с Телегиным была такая ситуация, что СКА предложил ему контракт, когда он стал ограниченно свободным агентом. Мы нажали кнопку, повторили предложение — и он остался у нас.

 Такие предложения — это не слишком частая практика в КХЛ.

— КХЛ развивается чуть больше 10 лет, мы в начале пути. К 2020 году в лиге введут жесткий потолок — и поверьте, что такие моменты будут встречаться все чаще.

 Как вы относитесь к введению жесткого потолка?

— Я за жесткий потолок, но не в таком диапазоне цифр. Все-таки этот вопрос влияет на процессы, происходящие не только в КХЛ, но и в институте сборных страны. Если мы говорим, что должны иметь высокий уровень на международной арене, то надо удерживать наших игроков от желания уехать в Северную Америку либо возвращать тех, кто уже там. К сожалению, с североамериканским рынком мы конкурировать не можем: там потолок зарплат — 80 миллионов долларов, при этом он постоянно растет. Поэтому я не согласен с тем потолком, который будет установлен с 2020 года, но есть и другая сторона вопроса — тенденция завышенных зарплат у хоккеистов. Думаю, по этой причине клубы и проголосовали за такой потолок. Но я бы изменил его параметры.

 А почему нельзя не давать завышенные зарплаты без введения жесткого потолка?

— Делать первые шаги всегда сложно. Все говорят про потолок, но пока никто не говорит о введении жесткого пола зарплат. Если сегодня он 200–250 миллионов рублей, то почему бы не сделать его 400–450? Несколько клубов, играющих сейчас в КХЛ, не смогут соблюсти этот пункт. С моей точки зрения как менеджера, нужно одновременно вводить и потолок, и пол зарплат.

 Неделю назад президент КХЛ Дмитрий Чернышенко предложил обсудить отмену лимита на легионеров. Насколько это необходимо лиге?

— Прежде всего надо разделить, где мы можем вводить бизнес-подход, а где не имеем права. Закончился Кубок Первого канала — и мы вынуждены давать отдыхать тем игрокам, которые выступали за сборные. Чтобы убирать лимит на легионеров, необходимо менять всю стратегию подготовки национальных сборных. Это ящик Пандоры, который может отрицательно сказаться на развитии института сборных. В НХЛ ведь не играют чемпионат США или Канады, нет матчей национальных сборных, на которые забирают игроков лиги. Это есть только в европейских лигах. Это очень глубокий вопрос. Все зависит от того, какие у нас приоритеты, а они у нас определены — это национальная сборная.

 Насколько проще было бы комплектовать состав, если бы не было лимита? Представьте: выбывает из-за травмы игрок — и вы не думаете, что можете пригласить только российского хоккеиста.

— Я не вижу необходимости кровь из носу подписывать легионера. В ЦСКА все хоккеисты, которые есть в команде, находятся в равных условиях. Для того чтобы кого-то срочно заменить, есть «Звезда» и «Красная Армия». Пожалуйста, бери, развивай его. Конечно, существуют определенные спортивные риски, но для этого есть регулярный чемпионат из 62 матчей, который дает право подвести команду к плей-офф.

 Этой весной ЦСКА не был слишком активен на трансферном рынке. С чем это связано?

— Второй сезон я отвечаю в клубе за спортивный результат. Есть понимание, как развивать ЦСКА, в этом мне помогает наблюдательный совет клуба, наш главный контролирующий орган в управлении, который утвердил концепцию развития. Мы не потратили ни рубля на компенсации в этом сезоне, не купили ни одного игрока, подписав только свободных агентов, и меняли хоккеистов по регламенту лиги. И я вижу, что мы усилились. И уверяю, что дальше будем усиливаться еще.

 Это было целенаправленно — подписывать только свободных агентов?

— Да. Была задача вернуть своих ребят — Толчинского, Мамина. Дали развиваться молодым — тому же Чмыхову, другим молодым хоккеистам. Есть стимул у ребят из вертикали стремиться в главную команду.

 Принято считать, что легионеры должны быть лидерами в команде. В ЦСКА не всегда так.

— У ЦСКА всегда стоит задача побеждать в каждом матче, лидером может стать каждый игрок. Конечно, мы бы хотели, чтобы легионеры были лучшими в команде, но понимаем, что есть конкуренция и лидерами должны быть не только иностранцы. Если легионеры — лидеры, это отлично. Но если они играют на своем уровне и приносят команде пользу и очки, выполняя установку тренера, это тоже очень хорошо.


 источник | автор текста: А.Хайруллин фото: ЦСКА | web search

ЦСКА, ЦСКАньюс, cska, cskanews, новости ЦСКА, трансферы ЦСКА, трансляции ЦСКА, фото ЦСКА, видео ЦСКА, фанаты ЦСКА, болельщики ЦСКА, сайт болельщиков ЦСКА, фан-сайт ЦСКА

Рекомендовано для вас

↓