Cтатьи

Интервью с Адамом Рейдеборном и Владиславом Каменевым

Голкипер армейцев рассказал о старте сезона, конкуренции с Иваном Федотовым, сестре-голкипере и поделился впечатлениями от жизни в Москве.

— Адам, начало сезона для команды и тебя лично было непростым. Все клубы борются в каждом матче, и результаты предсказать в этом сезоне сложно. Ожидал, что конкуренция будет такой высокой?

— Я знал, что она будет высокой, в лиге сейчас много сильных команд. У нас было много сложных матчей, в которых мы должны были действовать лучше. Было несколько поражений, которых мы могли избежать. Но мы упорно работаем, уделяем много внимания тактике, чтобы найти ту систему, тот хоккей, который будет нравиться нашим болельщикам и приносить нам победы. Мы хорошо начали этот месяц и будем счастливы, если станем еще лучше.

— Как ты сохраняешь игровой тонус, постоянно конкурируя с Иваном Федотовым?

— Это хорошо, когда конкурируешь с таким прекрасным голкипером. У него был отличный старт сезона, Иван играл намного лучше, чем я в первых матчах. Он провел много матчей, и мне оставалось следить за его хорошей игрой. Но я продолжал работать, старался стать лучше него, сыграть в большем количестве матчей. Но, в конце концов, мы – одна команда, мы делаем всё, чтобы команда побеждала. Если он хорошо играет, и мы выигрываем, то я суперсчастлив. Если я помогаю команде победить, то я также счастлив. Мы конкурируем на тренировках, он хочет отражать каждую шайбу, я хочу того же самого. Таким образом, мы делаем лучше друг друга, помогаем совершенствоваться.

— Как вы общаетесь с Иваном вне льда, какие у вас взаимоотношения?

— Возможно, мы не так много общаемся вне арены. Но мы постоянно разговариваем в раздевалке, в спортзале, спрашиваем, кто и как провел выходные, как семья. У нас очень хорошие взаимоотношения. Иван отличный и трудолюбивый парень.

— Как тебе работается с Сергеем Наумовым?

— Он постоянно в поисках тех моментов, которые нужно улучшать. Мы практически каждый день тренируемся по полтора часа на льду – только голкиперы. Также постоянно смотрим видео, ищем то, над чем нужно поработать. Он может быть жестким и требовательным, но Сергей делает нас сильнее.

— В этом сезоне у тебя уже 4 сухих матча, раньше было не больше трех. Что тебе помогает сохранять ворота в неприкосновенности?

— Я думаю, что топовые для себя матчи я в этом году провожу немного лучше, чем раньше: стараюсь изо все сил, играю надежно, не допускаю ошибок. Когда нет ошибок, а команда перед тобой играет хорошо, получается не пропустить. Но бывают и неудачные игры, где пропускаю необязательные голы. К концу сезона, к самой важной ее части, ты всегда хочешь играть на топовом уровне все время. Это моя задача сейчас: сделать так, чтобы в своих худших матчах я действовал увереннее, лучше. Конечно, это хорошо, когда в твоей статистике есть шатауты, особенно, если команда выигрывает со счетом 1:0, как в матчах с «Сибирью» и «Автомобилистом». Это здорово — сыграть на ноль, когда команде для победы нужна уверенная игра голкипера.

— Насколько сложно вратарю психологически настроиться на овертайм, все–таки игра в дополнительное время идет намного динамичнее – на площадке только шесть игроков вместо десяти?

— Когда команда играет три на три, тебе нужно быть более сфокусированным. Нужно быть готовым ко всему: игра очень быстро может переходить от одних ворот к другим. В овертаймах тебе нужно совершать действительно важные сэйвы, чтобы команда могла остаться в игре и победить. Конечно, игра в овертаймах отличается от основного времени, но это интересно.

— А что насчет буллитов? Недавний матч с «Витязем» получился очень результативным, но в послематчевой серии ты отразил все пять бросков.

— Можно сказать, именно в этом матче я думал, что должен сыграть намного лучше и увереннее, чем в основное время. В конце концов, мы выиграли этот матч. И ты забываешь о пяти пропущенных шайбах. Но перед началом серии буллитов я чувствовал, что должен сделать максимум, чтобы команда победила.

— Давай запустим «машину времени» и переместимся на двадцать с лишним лет назад. Почему ты выбрал именно хоккей? Во сколько лет начал заниматься?

— Это все мой брат. Он старше меня на два года. Его друг начал заниматься хоккеем, позвал брата на каток. И я вместе с мамой и папой поехал с ним, чтобы посмотреть тренировку. Мне было примерно пять лет тогда, и уже спустя одну или две недели, я сам начал тренироваться. Спасибо брату.

— Сразу мечтал стать вратарем?

— Я захотел играть в воротах очень-очень рано. Мне кажется, что это случилось почти сразу после того, как я начал тренироваться. Брат все время отрабатывал удары по шайбе и мячам дома, а я был вратарем. Но мой папа сказал «нет» и долго не менял своего мнения. Примерно с 6 до 11 лет я проводил одну игру в воротах, затем одну в обороне, потому что папа хотел, чтобы я стал защитником. Но когда мне исполнилось одиннадцать, я сказал тренеру, что хочу быть голкипером, и с этого времени постоянно играл в воротах.

— Были ли у тебя кумиры?

— Могу назвать Хенрика Лундквиста. На самом деле сложно вспомнить всех, очень многие нравились.

— В Стокгольме климат немного похож на московский. Приходилось тренироваться или играть на открытом катке?

— Да. В моей команде, в которой я играл с 6 до 16, всегда был один крытый и один открытый каток. Все младшие команды регулярно катались на открытом катке, думаю, что два раза в неделю я тренировался там точно. Но в русский хоккей я ни разу не играл. Хотя мне нравится этот вид спорта, хотел бы попробовать.

— Твоя сестра тоже играет в хоккей на позиции голкипера, как у нее успехи?

— Она играет в главной шведской лиге по хоккею среди женщин. Сейчас она выступает за команду, у которой непростой период: они сыграли порядка 10 игр и пока не набрали очков. Тяжело быть голкипером в такой команде, много поражений. Но она прекрасный вратарь. Она на 7 лет меня младше, так что у нее впереди еще долгая и хорошая карьера. Она упорно работает, можно сказать, что соревнуется со мной и хочет быть лучше меня.

— Часто обсуждаете с ней хоккей?

— Да, мы обсуждаем с ней хоккей. Мне кажется, что она смотрит почти все матчи, когда я играю, ей нравится следить за моими командами. И у нее всегда есть, что сказать о моей игре. Разговариваем почти после каждого матча.

— Ты уже привык к Москве?

— Прекрасный город. Очень большой, поэтому иногда может быть сложно перемещаться из-за пробок. Но тут много прекрасных мест, чтобы погулять, сходить на ужин. Я очень люблю Стокгольм, тоже большой город. Так что чувствую себя в Москве как дома.

— Появились любимые места?

— Да, такие места есть. С нашими шведскими игроками мы выбираемся на Патриаршие пруды – погулять и поужинать. Своим друзьям, которые будут в Москве впервые, я бы посоветовал поехать на Красную Площадь, а также погулять вокруг, посмотреть на здания.

— В сезоне не так много свободного времени, но чем ты любишь заниматься, когда оно появляется?

— Если есть время, то мы с супругой заходим куда-нибудь за кофе и круассаном и отправляемся гулять с ребенком. Ему 2.5 года, и ему очень нравится быть активным, гулять и смотреть по сторонам. Вечером можем пойти в какое-то тихое место на ужин, чтобы ребенок мог быть с нами. Обычно хочется провести это время с семьей.

— Если бы ты работал гидом, куда повел бы туристов в столице Швеции?

— Есть улица, которая называется Странвеган, она у воды. Отличное место, чтобы погулять по набережным, там очень много интересных мест, отличный вид. В Стокгольме очень много воды. Я очень люблю этот город, провел там все свое детство. Он очень большой, но у тебя также есть возможность уехать за город, насладиться природой. Можно на лодке отправиться на острова.

— Ты играешь в ЦСКА под 36 номером, в сборной под 39. Почему такой выбор?

— Я играл под 39 номером в «Юргордене». Когда приехал в Казань, он был уже занят. И я выбрал 36, мне всегда нравились цифры с 30 по 40. Но какой-то особой истории у меня нет.

— Ты играл на чемпионате мира в Риге за сборную Швеции. Чем принципиально отличается выступление за сборную и клуб?

— Это был сложный и неудачный турнир, мы плохо выступили. В первых двух матчах уступили Беларуси и Дании. Старт был очень сложным. Думаю, что на таких турнирах, где много игроков из КХЛ, хоккей похож на тот, что мы видим в лиге. Было очень тяжело играть против России, где собрано много хороших игроков. Нужно быть на сто процентов готовым в любую секунду, иначе пропустишь гол. Мне нравится выступать за свою страну. Если меня пригласят, то с удовольствием поеду играть.

— Этот сезон особенный – олимпийский. Что он значит для тебя?

— Сложно сказать, каким будет турнир, потому что до конца не понятно, приедут ли игроки из НХЛ. На данный момент они должны быть, но это может измениться. Думаю, что Россия будет фаворитом в любом случае. Если игроки из НХЛ все же будут выступать на Олимпиаде, то думаю, что у Швеции соберётся хорошая команда и вместе с Канадой и США мы также будем в числе фаворитов. Если поедут только игроки из Европы и КХЛ, то не знаю, какой будет сборная Швеции. Последний чемпионат мира у нас не очень получился. Думаю, что с игроками НХЛ Россия, Швеция, Канада и США будут претендовать на победу. Конечно, я желаю победы Швеции. Но если моя сборная проиграет, буду болеть за Россию. Вижу, как много хоккей значит для россиян и как они хотят победить.

— Ты уже успел освоиться в клубе. Как тебе армейские болельщики, чувствуешь, что они придают сил?

— Я счастлив, что у нас такая поддержка. Сезон начинался тяжело для нас, мы не показывали лучший хоккей, не забрасывали много шайб. Но всегда, когда мы играем дома, они нас поддерживают, гонят вперед. Болельщики нам помогают, и мы чувствуем их поддержку.

БЛИЦ

Любимый город на выезде?

Сочи

Любимый отдых?

Гулять. И разговаривать со своими близкими.

Любимая установка в хоккее?

Верить в себя.

Любимое хобби? 

Гольф. Мне нравится в него играть.

Любимое блюдо?

Не буду называть митболы. Мне нравятся суши. 

 Источник

25-летний нападающий Владислав Каменев ещё недавно играл за СКА, но после очередного обмена стал форвардом другого армейского клуба. Хоккеист ЦСКА рассказал о возвращении из Америки в Россию, работе с кумиром детства Сергеем Фёдоровым, перенесённых травмах и желании поехать на Олимпийские игры в Пекин.

— Какие первые впечатления от работы с великим в прошлом игроком, а ныне главным тренером ЦСКА Сергеем Фёдоровым?

— Когда я переходил из СКА в ЦСКА, то знал, что он будет у нас тренером. В прошлом это действительно великий игрок, один из лучших российских хоккеистов. Он работает тренером первый год, конечно, нужно ко всему привыкнуть, до конца всё понять. Всё-таки тренер и хоккеист – это разные вещи.

— Зато в целом хоккейный опыт у него огромный.

— Да, какие-то вещи ему сейчас помогают, ведь он знает хоккей изнутри. Впечатления от работы с ним и в целом от команды только хорошие. Мне всё нравится.

— Как вас приняли в армейском клубе?

— Всё хорошо. Я до этого знал многих ребят. Некоторых знал по чемпионату мира, с кем-то просто был знаком. Парни с позитивным настроением приняли меня, я спокойно влился в коллектив. Рад, что всё так получилось.

— Тем более это не первый ваш обмен.

— Действительно, у меня уже было несколько переходов. В той же Америке меня меняли из одной команды в другую. Это часть хоккейной жизни, без этого никуда. Бывает, что обмены идут во вред игроку, но для меня, я считаю, всё складывается лучшим образом. Меня обменяли в очень сильную команду, которая постоянно играет в финале Кубка Гагарина и борется только за высшее место.

— Да и жить в Москве всегда приятно и удобно…

— Согласен (смеётся). Географический фактор тоже играет роль. До этого я жил в Питере, тоже очень хороший город, там мне очень нравилось.

— С кем больше всего общаетесь в ЦСКА?

— Я давно знаю Андрея Светлакова, мы с ним вместе играли на молодёжном чемпионате мира. С Антоном Слепышевым мы вместе тренировались у Павла Маркидана (известный тренер по физической подготовке). Общаемся с Никитой Нестеровым, Мишей Григоренко, Пашей Карнауховым. В общем, со всеми. Повторюсь, никаких проблем с адаптацией не возникло.

— Приятно, когда со стороны партнёров такое отношение.

— Это придало мне больше уверенности, у ЦСКА действительно очень хороший коллектив.

— Владислав, в СКА и ЦСКА серьёзная конкуренция, по несколько человек на позицию. Где она чувствуется больше?

— Про СКА даже не знаю, как точно сказать. Не могу это назвать конкуренцией, потому что тебе могут просто не дать играть, не сказав, для чего и почему. Ты просто не попадаешь в состав и всё. В ЦСКА всё совсем иначе, не так много народу. Даже ребята говорят, что раньше была ротация, а сейчас уже давно такого нет. Игроков стало меньше, плюс много травм. Я не замечаю, чтобы было так, как в СКА, где тренируются две команды: сначала идёт первая группа, а потом – вторая, где столько же людей.

— Вы сказали про травмы. Как ваше самочувствие и здоровье?

— Я одним из первых переболел, ещё когда играл в Америке. Помните, когда остановили сезон?

— Конечно.

— Я поехал домой, всех распустили. Побыл в Москве, чтобы, не дай бог, ничего не привезти в семью. В итоге приезжаю домой и через два дня заболеваю. Температура и прочие симптомы. Позвонил в скорую, меня забрали в больницу. Это было в Орске, а в больницу везли в Оренбург. Помню, как трясся в карете скорой помощи три с половиной часа.

— Не самые приятные ощущения.

— Это точно. Две с половиной недели пролежал в больнице, чувствовал себя не лучшим образом.

— Прививку делали?

— Да, это всё есть.

— В НХЛ вас не обходили стороной серьёзные травмы…

— Сейчас всё отлично. Да, травмы тогда меня чуть подкосили. Много времени пропустил, мог больше играть, а в итоге по полгода лечился. Когда меня обменяли из «Нэшвилла» в «Колорадо», в первой же игре выхожу в составе «лавин» и ломаю руку. Очень обидно… А на следующий год были проблемы с плечом. Пришлось делать две операции за два года, потом проходить процесс восстановления. Наконец-то всё это позади.

— Вы рады своему возвращению в Россию?

— Я не ставлю крест на своей карьере в НХЛ, в будущем всё равно хочу вернуться. Я молодой игрок, ещё есть время. Сейчас мои мысли с ЦСКА, мне хотелось играть. Доказываю сам себе, что могу выступать на хорошем уровне, получать больше времени на льду. Сейчас именно это и происходит, думаю, всё это пойдёт только в плюс.

— Возвращаясь к теме обменов. Помните, как права на вас меняли из Магнитогорска в Питер?

— Я, кстати, сперва даже не знал про эту сделку. Лежал в больнице, через месяц поехал тренироваться в Магнитку, потому что в Орске льда не было. В итоге у меня случился аппендицит. Мне его вырезали, я был на связи с руководством, мне помогали клубные врачи. Меня спрашивали, не хочу ли я вернуться в «Металлург»? На тот момент я ответил отрицательно, потому что у меня ещё был контракт с «Колорадо». Думал, что вернусь в США и буду играть в Денвере. Но из-за болезней и большого времени без тренировок я находился в плохой форме, начал её набирать только к концу лагеря. К этому времени меня уже обменяли из «Металлурга» в СКА, начали звонить оттуда и приглашать.

— На ваш взгляд, хоккей в КХЛ сильно изменился?

— Всё стало намного динамичнее. Я считаю это только плюсом, площадки теперь похожи на американские. Нужно идти в ногу со временем. В Северной Америке на хоккей ходят люди, наслаждаются зрелищем. НХЛ – лучшая лига мира. Конечно, нужно что-то приобретать оттуда.

— В КХЛ сейчас много молодых и способных хоккеистов.

— Да, лига сильно омолодилась. Много талантливых ребят, да и вообще по уровню хоккеисты сейчас стали сильнее.

— Впереди Олимпийские игры. Будете выгрызать себе путёвку в национальную сборную?

— Конечно! Наш тренер – Сергей Викторович Фёдоров – в штабе олимпийской сборной. Для меня это хорошо. Думаю, что у меня появится шанс. В ЦСКА за мной будут пристально следить, буду находиться под присмотром.

— Это положительный момент.

— Люди будут знать, чего от меня ожидать, а я знаю, что я могу и на что способен. Очень хочу попасть на Олимпийские игры. Для любого хоккеиста это одна из важнейших ступеней в карьере. Если ты попадаешь на Олимпиаду, то играешь на ней с лучшими спортсменами мира.

— Кстати, вам удобнее играть именно в центре атаки?

— Я всегда был центральным нападающим, так мне намного лучше и удобнее. Понятное дело, что если сильно нужно, то можно хоть где сыграть. Мне нравится, что могу и в защите отрабатывать, и в атаку бегать.

— Особенно когда перед глазами такой пример, как Фёдоров.

— Раньше, когда я жил в Магнитогорске, а Сергей Викторович там играл, я с удовольствием с трибун смотрел за его матчами. Такое не забывается, всё это как сейчас перед глазами. Фёдоров – настоящая легенда.


 Источник | Автор текста: П.Панышев | Источник фото: ЦСКА | Web Images Search Google & Yandex

Рекомендовано для вас