Cтатьи

Иржи Секач | В ЦСКА у меня есть большой шанс снова выиграть Кубок Гагарина

Большое интервью чешского нападающего ЦСКА Иржи Секача.

— Вы стали обладателем Кубка Гагарина в «Ак Барсе». Почему перешли в ЦСКА?

— Я очень рад быть в этой команде. И сейчас у меня есть большой шанс снова выиграть Кубок. Но все-таки я перешел в ЦСКА не сам — стороны совершили обмен.

— Вы собирались вернуться в НХЛ. Почему остались в КХЛ?

— Я действительно хотел попробовать вернуться в НХЛ после прошлого сезона. Очень долго думал, но решил, что сейчас не лучшее время. Поэтому предложениями из НХЛ даже не интересовался. Что касается России, думал, что останусь в «Ак Барсе», потому что права на меня были у них. Конечно, я был счастлив, когда узнал, что меня обменяли именно в ЦСКА. И команда крутая, и город. Сразу после обмена мы обговорили детали контракта. И вот я здесь.

— Обсуждали с Игорем Никитиным финал 2018 года?

— Не думаю, что он хотел бы вернуться в то время. К тому же парни взяли Кубок в прошлом сезоне. Им теперь все равно, что было раньше.

— Что общего между Зинэтулой Билялетдиновым и Никитиным?

— Они очень хорошо знают друг друга и общаются. По-моему, даже тренировали вместе. Лично я нахожу их очень похожими.

— Билялетдинов всегда проводил длинные собрания по технике и тактике. У Никитина так же?

— Они не такие долгие, как с Билялетдиновым. Но очень похожи. Оба тренируют в одном стиле.

— Чемпионский сезон получился очень хорошим для Билла. А вот прошлый — не настолько. Чего ему не хватило?

— Все зависит от хоккеистов. От того, как они играют.

— То есть это ваша вина?

— Да. Мне не страшно взять вину за поражения на себя и команду. Очевидно, что мы были совсем не такими, как год назад, поэтому и вылетели в первом же раунде плей-офф. Так что не могу сказать, что Билл что-то изменил. Он тренировал, как и всегда.

— Что же заставило команду играть по-другому?

— Даже не знаю. Все еще думаю об этом провале.

— Может быть, это синдром чемпионства так повлиял?

— Возможно.

— За ЦСКА в этом году замечали подобное?

— Совсем нет. А вот в «Ак Барсе» после победы игра многих парней ухудшилась. Я до сих пор не понимаю, в чем причина. Но стараюсь не думать об этом, так как это очень большое разочарование как для меня, так и для всей Казани. Что с нами тогда произошло? Без понятия.

— Какие мысли были у вас в голове, когда Сергей Шумаков забил вам тот самый супергол?

— Он очень техничный игрок. Конечно, это очень разозлило парней. И потом он попытался сделать это во второй раз, тем самым разозлив ребят еще больше.

— Удивило то, что никто не попытался его остановить или хотя бы применить силовой.

— Мне кажется, все пытались. Но мы были не в лучшей форме и играли не в свой хоккей, поэтому ничего не получилось. Вся команда тогда была в бешенстве. Это нам тоже помешало. Мы злились так сильно, что было тяжело сфокусироваться. Игра совсем не пошла.

— После серии с «Авангардом» вы сказали, что вам стыдно.

— И мне стыдно до сих пор. Мы были великой командой, с большими именами. Должны были показать совсем другую игру.

— Антон Ландер говорил, что его решение уйти из команды связно с уходом Билялетдинова.

— Я тоже знал, что он больше не будет тренировать. Безусловно, это тоже повлияло и на мое решение. Без него это уже не та команда. Если бы я вернулся в Казань, чувствовал бы себя намного комфортнее под руководством Билла.

— Вернемся к ЦСКА: как часто улыбается Никитин?

— Все задают этот вопрос. В раздевалке он всегда очень дружелюбный: улыбается, со всеми разговаривает. Но на скамейке он слишком погружен в работу. И это правильно.

— У Билялетдинова такой же подход?

— Абсолютно точно. Но тренеров всегда видят полностью сконцентрированных на работе. Отсюда и вся серьезность.

— Дисциплина для Никитина — превыше всего.

— Да, он очень строгий на льду. Хочет, чтобы все выполнялось безукоризненно. Но мне это подходит. В НХЛ все работают по такому принципу. Когда я играл за океаном, научился, что каждый пас должен быть четким, все должно быть гладко.

— Только одному вашему тренеру не нравился такой жесткий и строгий подход — Джоэлю Кенневиллю.

— Да, но наша команда тогда была настолько хорошей, что даже на тренировках у нас все было идеально. Может быть, тренер и не был строгим, но ребята были очень серьезными. Я думаю, что «Чикаго» на тот момент был одной из самых дисциплинированных команд. Настолько, что им не нужен был даже хороший тренер. Я не говорю, что он был плохим, но капитан и лидеры команды справлялись со своей задачей и делали все, что нужно, чтобы выиграть.

— Говорили, что если вы приедете в НХЛ, начнете всех рвать. Но этого не произошло.

— Да, однозначно. Когда я приехал туда, делал совсем не то, что должен был. Мне говорили тогда, что следует расставить приоритеты, но я не слушал. Только со временем и с опытом понимаешь, что совершил ошибку. В НХЛ играют только профессионалы. Там не задерживаются те, кто страдает ерундой.

— Каково это — играть за «Монреаль»? С чем это можно сравнить?

— Все команды, за которые я играл, были в крутых городах. Монреаль, Торонто, Чикаго — это все огромные мегаполисы. Фанаты там просто нереальные, и их огромная толпа. Не нужно никакого другого стимула для хорошей игры. Но самым лучшим городом в этом плане был Чикаго. Там мотивировало абсолютно все, начиная с гимна. Эта атмосфера будто заставляет тебя играть лучше. Это очень крутой опыт.

— А что на счет «Анахайма» и «Аризоны»?

— Там поменьше фанатов из-за того, что клубы довольно молодые. Непросто затащить болельщиков на игры в Калифорнии или в Аризоне. Никто не хочет идти на холодную площадку и смотреть хоккей. Как-то у меня был длинный плей-офф с «Анахаймом». Все было прекрасно — много болельщиков, их поддержка. Но во время регулярки все совсем иначе — трибуны наполовину пустые.

— Когда вы приехали в «Чикаго», Артемий Панарин уже был в команде. Что запомнилось?

— Он не очень хорошо говорил по-английски…

— Мало что изменилось …

— Я не знаю, не очень слежу за ним и его интервью. Не могу ничего сказать. Все, что я видел — он великолепный игрок.

— Должно быть, круто было смотреть на него и на Патрика Кейна на тренировках.

— О да. Реально прикольно наблюдать за ними, их техникой. Они одни из лучших хоккеистов в мире. Было круто выходить с ними на лед.

— Не думаете, что уехали в НХЛ слишком рано?

— Конечно, я много думал об этом. Возможно, мне следовало остаться тогда, когда мои права из «Льва» как раз продали Казани. Я мог бы поиграть там года два и уехать. Но, с другой стороны, я с таким же успехом мог бы провалиться и вообще вернуться в чешскую лигу. Никогда не знаешь, как сделать лучше. Если честно, мне уже все равно. Не думаю об этом.

— Что было в НХЛ самым сложным для вас?

— Наверное, три обмена. Когда перебрасывают из команды в команду… Это непросто. Но если закрыть глаза на все негативные стороны, каждый день в НХЛ был прекрасным. Это лучшая лига в мире, очень классно было находиться там.

— Не пробовали смотреть на обмены с позитивной стороны? Как на шанс начать что-то новое?

— Я был тогда еще сумасшедшим ребенком. Слишком много времени уделял тусовкам в то время. В этом причина моей не слишком хорошей игры. Могло быть намного лучше. Если бы меня спустили в фарм, а не обменяли, все обернулось бы иначе. Это могло мотивировать меня. Думаю, обмены не пошли мне на пользу.

— Сколько же вы тусили?

— Прилично. Я тогда просто кайфовал от себя. Сейчас не стыдно это вспоминать, потому что все знают, каким я был. Просто наслаждался жизнью. Не сказал бы, что творил что-то безумное. Ко мне постоянно приезжали друзья из Чехии, и я совершенно не боялся выпить пару бокалов пива. Плюс у меня не было девушки.

— Устраивали посиделки дома или ходили в клубы?

— И то, и другое. Как карта ляжет.

— Кто тусовался с вами из команды?

— Некоторые игроки. И друзья из Чехии.

— Шон Эйвери выпустил книгу, в которой рассказывает, как он мог заявиться на тренировку сразу после клуба — прямиком после дикой тусовки.

— Уверен, что такое случалось. Но сейчас положение дел изменилось. Все хотят зарабатывать большие деньги. В КХЛ — точно так же. Больше ты не можешь позволить себе подобный образ жизни, если играешь в хорошей команде и получаешь много. Во времена Шона, может быть, это еще и было возможным.

— Это была совсем другая НХЛ.

— Точно. Другая лига, друга история. Я слышал пару рассказов о тех вечеринках. Не думаю, что у нас когда-то было хоть что-то подобное.

— Сколько еще таких же тусовщиков было, к примеру, в «Монреале»?

— Не буду раскрывать их имена. Не хочу никого подставлять. Все ребята делали такие вещи. Кто-то больше, кто-то меньше.

— Кто ваш самый близкий друг из россиян в ЦСКА?

— Мы много болтаем с Кириллом Капризовым, с Григой. Он, кстати, говорит на очень хорошем английском.

— У него жена канадка.

— Да-да. Мы постоянно общаемся с ним в раздевалке.

— Некоторые ребята из ЦСКА жалуются, что у них мало выходных — одни тренировки.

— Я бы так не сказал. В ЦСКА дают достаточно много выходных по сравнению с «Ак Барсом». Сейчас я отдыхаю столько же, как в НХЛ.

— ЦСКА по уровню игроков похож на клуб НХЛ.

— Если говорить о составе, многие из команды могли бы спокойно играть за океаном.

— Почему все молодые хоккеисты уезжают из Чехии?

— Все из-за того, что наш хоккей совсем не развивается. Все не очень хорошо сейчас, и это касается не только молодых игроков. Было бы круто, если бы у нас сейчас был хотя бы один яркий перспективный юниор.

— Как Давид Пастрняк.

— Именно. Вот он реально крут.

— Вам не грустно, когда чешская сборная постоянно проигрывает на МЧМ?

— Что поделать? Как я сказал, наш хоккей совсем не развивается. Я никого не обвиняю, но у нас сейчас явные проблемы и пробелы. Просто нет хороших игроков. На самом деле, никто не может назвать точную причину наших поражений. В НХЛ у нас сейчас три-четыре игрока высшего уровня. Вот и все.

— Зато Яромир Ягр все еще играет. Вы с ним, кстати, из одного города — Кладно. Следите за его игрой?

— Не понимаю, как можно играть в его годы. Но это впечатляет. И если он все еще забивает, почему бы и нет?

— Когда смотришь на лучших игроков чешской лиги — многим за 30, кому-то уже 40.

— Да, лучшие игроки — самые старшие. Как раз следствие того, о чем мы говорим. У чешского хоккея немало проблем. Если кто-то начинает играть лучше остальных в нашей лиге, они сразу же пытаются уехать в другую. Я выступал в Чехии совсем недолго и не могу оценить уровень игры там. Но, думаю, разница между топовыми командами и аутсайдерами в чешской лиге очень и очень велика. В этом сезоне в КХЛ все игры достаточно интересные. Конечно, если смотреть только на количество голов — может так не показаться, но встреча с каждым соперником тяжелая. А в Чехии часто случаются матчи со счетом 8:2, 8:1. Это печально.

— В КХЛ тоже хватает ветеранов. Например, Данис Зарипов.

— Он отличный парень.

— Он все еще тот же, что и раньше?

— Я бы сказал, что да. Просто он стал кататься чуть медленнее. Но я забил очень много голов именно благодаря Данису. Он постоянно отдавал мне пас. Все, что мне нужно было сделать, — подставить клюшку.

— У него очень техничные руки.

— И высокий хоккейный интеллект. Это проявляется в его решениях. Плюс Данис — сильный парень. В раздевалке он тоже всегда был потрясающим. Брал на себя обязанности капитана.

— Как вы провели свой день с Кубком Гагарина в Чехии?

— Хороший был день.

— Ваш отец тоже был там.

— Он уже везде (смеется). Я провел с Кубком не один день, а четыре. Все были замечательные. Провез его по местам, в которых вырос. Показал ребятам, которые занимаются в хоккейной школе, где я учился, — чтобы они тоже смогли поверить в себя. Один день с Кубком я провел с моими друзьями.

— Много было внимания в Чехии к Кубку?

— Не очень. Я не делал этому событию никакой рекламы и никому не говорил. Просто хотел показать его своим друзьям и семье. В Чехии особо никому нет дела до Кубка. Никто мне даже не позвонил и не поздравил с победой. Это было странно.

— Вы могли бы распиарить это событие, привезти Кубок на арену в Праге.

— Да, знаю. Но я очень расстроился — всем было наплевать, выиграл я или нет. Никто не сказал: «Вау, Секач выиграл Кубок Гагарина». И я такой: «Хорошо. Значит, я его никому не покажу». На самом деле, я презентовал Кубок на нашей самой большой площади в Праге. Парочка русских пришли туда посмотреть на него.

— Что вы делали с Кубком?

— Пили из него шампанское и чешское пиво. И все.

— Русские игроки, которые привозили сюда Кубок Стэнли, ели из него черную икру.

— Я такого не делал. Кубок довольно грязный внутри. Есть бы я из него точно не стал.

— Вы могли бы помыть его перед этим.

— Я и так его помыл, но… Я не знаю, что было в нем до этого.

— Что думаете о разных размерах площадок в КХЛ?

— Мне это совсем не нравится. И я не думаю, что я единственный, кого это напрягает. Это раздражает многих, потому что очень сложно перестраиваться с больших площадок на маленькие ежедневно. Люди, наверное, вообще не замечают никакой разницы, но для игроков она колоссальна.

— На какой площадке комфортнее играть — на маленькой или на большой?

— Не могу сказать, что на большом льду лучше — все зависит от игрока. Возможно, больше красивого хоккея можно показать именно на широкой площадке. Появляется много времени на то, чтобы найти хороший пас, а не пускать шайбу по бортам.

— Довольно часто можно наблюдать, как шайбу пускают по бортикам.

— На маленьком льду? Да, именно. А как там играть по-другому? В России все команды привыкли к другому. Все приучены обороняться. КХЛ — довольно оборонительная лига. Все команды так играют. В матче со СКА у нас было всего четыре голевых момента за первый период. Все просто оборонялись изо всех сил. Я был бы рад, если бы они выбрали что-то одно в плане площадок. К любым размерам можно адаптироваться.

— То есть, главное, чтобы они были одинаковые?

— Абсолютно точно. Думаю, мог бы говорить сейчас от имени любого хоккеиста лиги, все хотели бы прийти к общему знаменателю.

— Вы бы хотели видеть более агрессивную, динамичную игру, приближенную к НХЛ?

— Конечно. Из-за этого там больше голов и бросков по воротам. Это не зависит от хоккеистов, а зависит именно от стиля игры в самой лиге. В НХЛ активно борются за шайбу, динамично двигаются. У нас команды просто играют в откат, что иногда делает невозможным проехать через всю площадку к воротам.

— В КХЛ с этого сезона ввели чипы, умные шайбы. Смотрите свою статистику?

— Как-то я смотрел скорость и дистанцию. Это интересно.

— Полезно?

— Даже не знаю. Наверное, нет.

— Может быть, тренерам так удобнее.

— Возможно. Но все индивидуальны. Кто-то катается много, кто-то не очень. Кто-то быстрый, а кто-то медленный, но техничный. Но я не думаю, что это суперважное изобретение. Оно ничего толком не показывает.

— Что думаете по поводу введения потолка зарплат в следующем сезоне?

— Меня это не волнует. У меня есть контракт на следующий сезон. Если хотят ввести, пусть вводят. Я просто плыву по течению.

— Это сделает КХЛ лучше?

— Если все будет жестко соблюдено, то — да. Если никто не будет соблюдать потолок — в нем просто не будет смысла. А если не только у топовых команд будет шанс на Кубок — это будет круто.

— Как бы вы отнеслись, если бы в КХЛ зарплаты игроков сделали открытыми?

— Я был бы не против. Не вижу ничего плохо в том, чтобы хорошим игрокам хорошо платили за их работу.

— Хоккеисты боятся критики болельщиков?

— Уверен на сто процентов, что каждый и так знает, что парни зарабатывают кучу денег. Не думаю, что кого-то может удивить сумма.

— Многих легионеров шокирует, что русские игроки покупают слишком дорогие вещи: суперкары, часы. Вас это не удивило?

— Когда я был в Казани, все было примерно также.

— Как раз Пола Постму в Казани это и поразило.

— Если ребята хотят себе что-то классное, почему бы не пойти и не купить? Именно для этого мы и начинаем играть в хоккей — в мечте о хорошей жизни. Все знают, если начать играть на высшем уровне, можно заработать большие деньги. Те, кто много работает, могут позволить себе, что им хочется. Когда, будучи ребенком, начинаешь играть в хоккей, тебе нет никакого дела до денег. Ты просто пытаешься забить гол. Но потом начинаешь понимать: одна из главных мотиваций — деньги. Каждый хочет быть лучшим, каждый хочет получать больше.

— Когда вы приехали в Монреаль, какую машину купили?

— У меня вообще не было машины в Монреале.

— А один русский хоккеист приехал в «Нью-Джерси» и сразу же купил себе «Мазерати».

— Они просто наслаждаются жизнью на максимум. Не думаю, что они делают что-то плохое. Вот если они становятся банкротами, это уже грустно. Но когда аккуратно относишься к деньгам — пара ботинок и хорошая одежда не повредят.


 источник | авторы текста: И.Еронко и А.Гребенькова фото: ЦСКА | web search

Рекомендовано для вас

↓