Cтатьи

Владислав Провольнев | Я хочу помочь ЦСКА завоевать Кубок Гагарина

Защитник ЦСКА Владислав Провольнев рассказал о своем возвращении в Россию, а также подвел итог своим выступлениям в системе «Аризоны».

— Влад, как прошел перелет обратно, в Россию? Все ли в порядке?

— Было достаточно непросто оперативно взять билет, так как мой вылет совпал с рождественскими праздниками в США. Поэтому мне пришлось добираться от Финикса до Лос-Анджелеса восемь часов на машине. А оттуда я летел еще двенадцать часов до Москвы, но из-за частых перелетов, как и у всех спортсменов, у меня выработался иммунитет к подобного рода вещам.

— Ты подписал контракт с ЦСКА на три года. Были ли какие-то другие варианты насчет срока соглашения и почему сошлись именно на этот?

— Мы обсуждали с моим агентом в России Станиславом Романовым и ЦСКА два варианта развития событий. Был выбор между двух- и трехлетним контрактом. В итоге пришли к мнению, что три года будет лучше.

— Как отреагировал, когда узнал летом, что «Северсталь» обменяла права на тебя в ЦСКА?

— Конечно, я был очень рад, ведь ЦСКА это клуб с богатейшей хоккейной историей.

— Из теплой Аризоны ты уехал в холодную Москву. Каково было выйти из аэропорта на мороз?

— Я русский человек, для меня глоток зимнего воздуха был за счастье. Не сахарный, не растаял!

— Твой агент Дэн Мильштейн говорил, что у тебя были и другие варианты с трудоустройством в НХЛ. Какие именно и почему ты решил выбрать именно «Аризону»?

— По правде говоря, мне бы не хотелось сейчас вспоминать о том, какие и от кого были предложения. Совместно с моим агентом по Северной Америке Дэном Мильштейном мы остановились на «Аризоне».

— Как бы ты вкратце подвел итоги своей поездки в Северную Америку?

— Я получил неоценимый опыт как в спортивной, так и в обычной жизни.

— С Анатолием Голышевым в этом сезоне получилась такая история, что ему наобещали с три короба в «Нью-Йорк Айлендерс», но по факту просто забили на него. Пришлось ли тебе столкнуться с чем-то подобным?

— Ни с чем подобным мне столкнуться не пришлось. Мне никто ничего не обещал, я ехал бороться за место в составе. Что поделать, это хоккей. Получилось так, как получилось.

— Почему так и не получилось показать себя за океаном?

— Когда я подписывал контракт с «Аризоной», главным тренером был Рик Токкет, но спустя два месяца после моего подписания его сменил другой специалист. Скажу лишь одно: я привык искать проблемы только в себе. Если у меня что-то не получилось, значит я где-то недоработал.

— В какой момент ты осознал, что пора возвращаться?

— ЦСКА все это время проявлял ко мне интерес, и мой агент по России не раз мне об этом говорил. Потом я все взвесил и понял, что надо что-то менять. Так я решил вернуться.

— Легко ли тебе было принять это решение?

— Такие вещи всегда даются непросто, но я хорошо проанализировал ситуацию. Считаю, что принял четкое и взвешенное для себя решение.

— Ты совсем недавно прилетел в Россию. Когда планируешь присоединиться к ЦСКА?

— Я уже прошел углубленный медицинский осмотр, после этого поехал на ледовую арену ЦСКА.

— Тренерский штаб уже говорил тебе что-нибудь о твоей роли в новой команде?

— Такого разговора пока не было.

— С кем из защитников ЦСКА хотел бы сыграть в одной паре?

— Не мне выбирать, это решение тренерского штаба

— Находясь в Америке, следил ли ты за КХЛ?

— У меня много друзей, которые играют в КХЛ. Так что, я следил за «Северсталью» и, конечно, за ЦСКА.

— Что тебе больше всего понравилось в США, а что не понравилось?

— Я вообще сам по себе непривередливый человек. Ну что там может не понравиться? Прекрасный климат, круглый год солнце, горы, каньоны, еще мясо вкусное!

— Не было ли у тебя бытовых проблем из-за языкового барьера?

— Поначалу как и у всех, конечно же, были, особенно из-за сленга. Но со временем эта проблема ушла на второй план.

— Наверняка, больше всего в команде ты общался с белорусом Владиславом Колячонком, не так ли?

— Со всеми нашими русскоговорящими ребятами общался хорошо: и с Колячонком, и с Просветовым, и с Яшкиным,и с Любушкиным. А вообще, еще хорошо подружился с канадцем Боко Имамой.

— Какова вероятность того, что мы увидим тебя 26-го числа на льду в матче с минским «Динамо»?

— Шанс, конечно, есть, но все зависит от решения тренерского штаба. Я всегда готов.

— 21 января у ЦСКА будет матч со «спартаком», в системе которого ты провел шесть лет. Будет ли он для тебя принципиальным?

— Для меня все матчи принципиальные. Нет разницы против кого играть, особенно в новом для меня клубе. Я хочу помочь ЦСКА завоевать Кубок Гагарина и приложу для этого все усилия.


 Источник | Автор текста: Вл.Уткин | Источник фото: ЦСКА | Web Images Search Google & Yandex

Рекомендовано для вас